Если рассматривать двор как пространство, возникает вопрос: частное оно или общественное? Ответ на этот вопрос во многом может нам подсказать, как его развивать и преобразовывать.

Об этом 20 ноября 2020 года в рамках онлайн-лекций #нашидворыс поговорили с Андреем Елбаевым, архитектором-урбанистом, руководителем проектов КБ Стрелка, преподавателем Высшей школы урбанистики имени А. А. Высоковского, НИУ ВШЭ, автором YouTube-канала и Instagram-аккаунта об урбанистике.

Андрей Елбаев

Что такое общественное пространство?

В рамках этой лекции я буду говорить об общественном пространстве как о любом публично доступном месте, куда мы с вами можем беспрепятственно прийти, пользоваться им и находиться там. В городе, безусловно, это парки, площади, улицы. По моему мнению, улицы — это базовое пространство в городе, которое, к сожалению, в конце 20-го века на постсоветском пространстве потеряло свою силу как общественное пространство.

Посмотрим на первую картинку, это пространство общественное? Ответ «да», хотя, конечно, это не тот образ, который появляется в нашей голове, когда мы думаем про словосочетании «общественное пространство». Но это пространство общедоступно, хотя его никто и не содержит, у него нет хозяина, до него мало кому есть дело. И, к сожалению, таких пространств у нас довольно много.

Вторая картинка — это общественное пространство или нет? Здесь ходят люди, они общаются, взаимодействуют между собой, совершают покупки и т. д., но, естественно, оно не является общественным пространством. Подобные места всего лишь мимикрируют под них. Это пространство частное, оно принадлежит конкретным людям, и, если вы поведете себя каким-то неподобающим образом, например заедете в торговый центр на велосипеде, вас тут же попросят удалиться. Здесь всегда есть охрана, которая контролирует соблюдения внутренних правил этого места и регулирует, кому можно находиться в этом пространстве, а кому нельзя.

И, наконец, третья картинка — это двор. Мы часто задаемся вопросом: двор — это всё-таки общественное пространство или приватное (пространство) жильцов? Очевидного ответа на этот вопрос нет. Здесь живут и сюда приходят гулять много людей, а также могут появляться разные гости. С другой стороны, люди здесь не будут рады каким-то чужакам, которые, например, работают в соседнем офисе и оставляют на парковке свой автомобиль. Здесь тоже есть какие-то нормы поведения. Люди, живущие в этом дворе, в той или иной степени испытывают чувство собственности, чувствуют, что это их территория. Поэтому можно сказать, что двор находится в нейком двойственном положении между частным и общественным.

Двор и два подхода к городскому планированию

Если очень упростить теорию городского планирования, то можно сказать, что сегодня выделяют два подхода, которые в разные периоды доминировали друг над другом.

Слева градостроительный подход, который развился в 20-м веке. Всё началось с комплексной советской периметральной застройки (сталинок). Начали осваивать городскую территорию большими участками. Позже появилось индустриальное, панельное домостроение. И тогда появились красивые генпланы со свободно расставленными в пространстве ансамблями домов.

Справа на картинке исторический планировочный подход, который существовал в доиндустриальную эпоху. До сих пор во многих европейских странах используется такой подход. Тут не планируется весь район целиком до здания. Планирование начинают с улиц и кварталов. И далее получившиеся кварталы уже застраиваются отдельно, самостоятельно и по-своему. В этом подходе у нас нет видения, как точно должен выглядеть сразу весь район — мы создаем набор правил и условий, в рамках которых должны возникать здания.

Первый подход очень хорошо работает, когда актором освоения выступает государство или какой-то крупный застройщик, который осваивает сразу большую территорию. Однако впоследствии возникает проблема с обновлением застройки в районе. Если вы хотите снести дом и построить новый, это будет сложно сделать, не нарушив архитектурный ансамбль. Во втором подходе в качестве акторов выступает множество независимых бизнесов / застройщиков, которые развивают территорию независимо друг от друга, но по общему регламенту. В этом случае можно легко менять отдельные дома, и при этом логика пространства нарушена не будет.

Особенности советских микрорайонов

Когда мы говорим про комплексный подход и освоение территории для создания микрорайонов, мы сразу подразумеваем территории, которые имеют свободный доступ. Это дворы, куда может свободно проникать любой человек и беспрепятственно там гулять. При этом это довольно сложные для навигации пространства, в которых легко заблудиться, которые не имеют чёткой структуры и иерархии. Как результат — множество пространств бесхозные и не имеют какой-то определенной понятной функции. В Минске множество подобных территорий. Они аккуратные, с ухоженными газонами, но это не делает их более привлекательными.

При подобной планировке улица теряет функцию общественного пространства. Когда задумывались подобные районы, архитекторы представляли, что главное — это развести потоки людей и автомобилей подальше. Было видение, что все люди будут использовать автомобиль, ездить по магистралям и не пересекаться с огромными жилыми парковыми кварталами, где они будут жить. Сейчас подобное видение, конечно же, пересматривается, потому как очевидно, что это проблемный подход. Уже получилось так, что у нас есть множество общественных пространств, которые, однако, страдают дефицитом качества. В итоге двор у нас приобретает характеристики общественных пространств, и многие девелоперы так их и называют в своих проектах — двор-парк.

Особенности квартальной планировки

В сравнении с комплексным подходом микрорайонной застройки, в планировочном подходе двор и придомовая территория внутри квартала воспринимается как частная и более утилитарная. Дворы здесь более мелкие и используются в основном только для нужд жителей: хранение и сушка вещей, может быть песочница для самых маленьких и другое. Зато те общественные пространства, что снаружи — улица, площади, маленькие парки и скверы — имеют больший спрос горожан, жителей района. Поэтому они, как правило, лучшего качества и на них концентрируются все детские, спортивные площадки, площадки для выгула собак и крупные зоны отдыха.

Московская реновация

Как выглядит реновация, можно увидеть на слайде с фото одного из районов — Царицыно. То, что нам предлагают увидеть, — это плюс-минус то же самое, что и было. Всё тот же непонятный принцип организации пространства. Всё так же непонятно где двор, а где не двор, где парк, а где не парк. Также ничего не поменялось с улицами, их чёткого обозначения не появилось. Единственное, что изменилось — это выросшее в 3 раза число людей, которые будут проживать здесь.

Французская резиденциализация

План межевания «большого ансамбля» Teisseire в Гренобле. Panerai & Associés

Был интересный опыт во Франции (пример ансамбль Teisseire в Гренобле), где как-то пытались разобрать территорию на более понятные участки таким образом, чтобы люди могли понимать, что вот это моё, а вот это общее. Этот процесс во Франции называется резиденциализация. Они пытались делить территории своих микрорайонов вокруг всего Парижа, где их очень много было построено. Интересно в этом процессе то, что они не просто выделяли территорию всему дому, а делили территорию перед домами по подъездам. Например, если дом пятиподъездный, то каждому из подъездов выделено по участку. Подобный подход даёт больше возможности понять «где моё» или «где не моё». Всегда сложнее себя ассоциировать с территорией у пятого подъезда, если ты, например, живешь в первом.

Пример межевания кварталов в Хельсинки

Чтобы сравнить разные структуры, рассмотрим исторический квартал. Для примера возьмём кварталы в Хельсинки. Мы видим по периметру застроенный единый квартал и, казалось бы, участок в центре — это единый двор.

Но если мы посмотрим, как это всё поделено на участки, то мы увидим по красным линиям, которые обозначают границы участков, как на самом деле разделена земля для разных домов. То есть пространство, которое нам на плане кажется единым, на самом деле таковым не является. Там все чётко разделено заборами, а внутри можно найти зоны для барбекю, сушки белья, места для хранения велосипедов, мотоциклов и многое другое, но это не двор-парк.

Московское межевание

Сегодня в Москве официально идёт процесс межевания дворовых пространств. В проектах свободные пространства микрорайонов делят на отдельные участки. Когда строится новый дом, он сразу имеет какой-то участок и по периметру этого участка скорее всего сразу будет находиться забор. А в случае старых домов, которые были построены в советский период, возникают проблемы. Есть 2 варианта, как у нас под них выделяют территорию:
1. Вариант с минимальными обременениями, при котором дому по сути выделяются только маленький палисадничек (на карте помечен синим).
2. Вариант со слишком большой территорией для этого дома — «по расчёту» (на карте помечен чёрным).
Во втором случае в территорию дома попадают проезды, которые эксплуатируются не только этим домом. И так как этот проезд должен обслуживать один дом, а пользуется им несколько, то получается конфликт между соседями. Но де-факто, межевание территорий не работает, поставить участок на кадастровый учёт очень сложно. Поэтому модель благоустройства и содержание дворовых территорий принципиально не изменилось. Хотя де-юре у нас появилась частная собственность, при которой придомовая территория должна принадлежать жителям домов.

Застройка города различных периодов

Есть такой урбанист Леон Крие, который много рассуждает на тему городской застройки. В том числе у него есть такая схема, на которой он сравнивает застройки разных периодов. Вторая схема как раз относится к нашим микрорайонам, когда 70–80% территории — незастроенные свободные пространства.

Вот, например, центральная часть Берлина. Здесь очень мало открытых пространств. Улицы сформированы и выделены хорошо, но внутри всё совсем тесно. Всё, так сказать, застроено ковром. На схеме Крие это как раз первая картинка где, лишь 15–20% свободного пространства. Можно судить, что слишком уж тесно

Слева — это картинка Марьино в Москве. Мы видим традиционный советский микрорайон, где дома достаточно свободно стоят в пространстве, а улицы бесконечно широкие. Здесь много бесхозных зелёных общественных пространств — газонов, полян, парков. Такой же пример микрорайона в Минске — это Каменная горка, относительно молодой район. Здесь тоже видны огромные разрывы между домами, огромные пустые пространства внутри, которые непонятно как используются.

Этот пример также из Берлина более позднего периода. Они попытались сделать дворы для этих домов, но на этой карте видно, что, в отличие от первого примера, здесь слишком большие дворы. В этом случае уже не хватает плотности застройки для города.

Это застройка в Карлсруэ, также в Германии. На сегодня какой-то такой вариант считается самым оптимальным. Здесь мы видим относительно небольшие, компактные дворы с пропорцией 1:1. Это уже не колодцы, но ещё и не гигантские пространства-парки. Тут небольшие улицы, видны какие-то камерные открытые пространства-площади. Всё довольно компактно и комфортно, и в совокупности считается оптимальным вариантом застройки.

Однако, мы живем во второй схеме по Крие, в которой очень много открытых общественных пространств. А в случае Минска все земли принадлежат городу, то есть всем или никому. И, как следствие, очевидно, что территории нужно как-то разбирать на отдельные элементы и выстраивать иерархию.

Иерархия пространств от приватного к общественному

Здесь очень важно посмотреть на нахождение двора в подобной градации. Всегда есть что-то более приватное и более общественное. И в зависимости от планировочных традиций, которые мы рассмотрели ранее, пространство может варьироваться внутри этой системы координат. Существуют также полуприватные и полуобщестенные пространства. И мы можем делить самые разные части двора, также внутри этой градации.

Приватное

Самое приватное — это, понятно, интерьер квартиры. С ним у нас нет проблем, так как мы понимаем, что это наше, что мы несём за это ответственность. То же самое с частными домами. Забор очень чётко определяет, где «это моё и «это не моё».

Полуприватное

Хороший пример полуприватных пространств — это балкон. Это как бы ваша территория, но, когда вы стоите на нем, вас уже видно с улицы. С него вы можете вступать во взаимодействия с соседями. Я вижу большую силу в балконах с точки зрения оформления придомовых территорий. Это как двигать мебель дома и перекрашивать стены. Только стенами в данном случае выступают фасады домов, и, как следствие, балкон может являться как бы картиной на стене этого двора. Оформите свой балкон — это будет приятно для взгляда и этим уже можно немного изменить среду вокруг.

Сейчас начинает появляться новый тип полуприватного пространства — это приквартирные террасы. На приквартирной террасе может также быть выход в общественное пространства двора. Сейчас по нашему (ред. российскому) законодательству невозможно просто отдать часть общедворовой территории кому-то под террасу. Поэтому у нас застройщики делают небольшой фундамент, чтобы считать террасу частью квартиры. Подобный приём помогает сделать квартиры на первом этаже более ликвидными. И это хороший выход, так как самые дешёвые квартиры у нас сейчас на первом этаже, никто там не хочет жить.

Полуобщественное

Можно также вспомнить про такой вид полуобщественного пространства, как палисадники в жилом районе. Довольно часто встречаются активисты в районах, которые приводят в порядок палисадники и по своей инициативе делают там клумбы.

Полуобщественным уже может быть подъезд или входная группа. Например, на этой картинке видно, что люди как-то благоустроили, облагородили свой подъезд. И это сделано не во всем доме, а в конкретном подъезде, конкретными людьми. Они договорились между собой и украсили свою входную группу. И это совсем не дорогое благоустройство, сделанное своими руками. Подъездами договариваться легче, чем всем домом. Проще себя ассоциировать с тем, что тебе ближе, чем с абстрактными проблемами другой части дома.

То, к какому типу пространства относится двор, — полуобщественнуму или полуприватному — зависит от пространственной организации. Если он закрытый, то это может быть полуприватное пространство. Это подразумевает отсутствие свободного доступа людей, двор как-то замкнут, может даже окружен забором или какими-то более мягкими границами. Например, те дворы в Хельсинки, которые я приводил в пример.

А есть вот такой пример. Это один из московских застройщиков. Здесь сделан очень классно благоустроенный двор с четким периметром по кругу. Он очень нравится тем, у кого есть дети, так как их можно спокойно туда выпустить, они будут играть внутри и никуда не уйдут. И ещё этот двор очень большой.

Для сравнения можно посмотреть на карте его размер. Сверху он обведен розовым, внизу — это наш сквер района с прудом, детскими площадками и площадками для выступления. И этот новый двор если не больше сквера, то как минимум соразмерен по площади. При этом по границе территории двора идёт забор. Когда я там гуляю, мне хочется назвать его двор-зоопарк, потому что можно смотреть через забор, как там резвятся дети , а ты сам внутрь пройти не можешь.

Двор сегодня

Ещё одна интересная вещь, которую мне хотелось отметить про дворы и про современный мир. Мне очень нравится эта картина — «Наш двор» Игоря Попова 1964 года. На ней явно изображена периметральная сталинская застройка. И видно очень много людей, все чем-то занимаются — жизнь кипит. И вот приведу такой комментарий из интернета: «Я родился в 1974 году и всё моё детство мой двор был именно таким. Сегодня выглянул, а там ни снега, ни народа. Один собаковод и яжемать с коляской. Хотя население планеты вроде как и растёт…».

И действительно, как так: у нас города растут, население растёт, а людей во дворах нет? Тут, конечно, можно сказать, что дворы плохие. Но на самом деле не только это является причиной. Сегодня у дворов много конкуренции, например, даже наша лекция, которую мы смотрим дома, и множество других альтернативных занятий.

Общественные пространства

Сегодня в городах России делают много классных общественных пространств, мест социализации. Там встречаются различные спортивные, детские площадки и дворы уже не могут составить им качественную конкуренцию. Люди просто начинают ходить туда вместо двора. Это настоящие общественные пространства, куда будут ходить люди со всего района. И здесь нужно подумать, а стоит ли дублировать функции парка во дворе? Может сначала стоит заняться, каким-то общественным парком или площадью, чтобы сначала у людей появилось классное место для отдыха в шаговой доступности. А уже потом более осмысленно придавать дворам возможность выполнять нехватающие функции ближе к дому.

Также общественным пространством является улица, которую мы полностью потеряли и отдали её машинам. Есть такой термин — не дорога, не улица — дулица. Там люди всё равно ходят и вынуждены ходить. Там всё время пыльно и шумно, и совершенно нечем дышать. И, как правило, в микрорайонах, к сожалению, есть только эта улица, а дальше идёт внутриквартальный проезд, у которого часто нет тротуара. А переулков и улиц более или менее спокойных, где можно сидеть и общаться, не осталось. Но я думаю, что улицы можно создавать и внутри микрорайона. Пробовать размещать на первых этажах различные обслуживающие учреждения, выполняющие общественные функции,и таким образом формировать какие-то локальные точки притяжения.

Преобразования пространств

Есть 2 принципиально разных подхода по преобразованию пространства: подход «сверху-вниз» и «снизу-вверх».

Подход «сверху вниз» подразумевает преобразования по инициативе города, когда городские власти хотят сделать что-то хорошее. Они могут, например, дома перестроить или произвести какие-то другие серьёзные изменения. Иногда они стараются делать общественные пространства для людей. И тут встречаются ситуации, когда депутат «построил» детскую площадку, но никто ей не пользуется. Когда делали, никто не спросил, а нужна ли там детская площадка. Но её построили, и это оказалось не актуально, так как район старый и детей там уже нет.

Есть другой подход — «снизу-вверх». Он запускается инициативной группой двора. Но при нём люди имеют возможность провести только несерьёзные, так сказать, мягкие изменения. Проблема в этом случае заключается в сложности совместной координации, поэтому беларуские сообщества, которые уже сформировались, — это очень ценно. Обычно люди начинают объединятся только против проблем, а когда вы предлагаете сделать вместе какую-то позитивную активность, то интерес уже совершенно не тот.

В идеале процесс преобразований должен быть смешанным. Должен происходить симбиоз между двумя процессами — получается такая схема с петлями и обратными связями между всеми акторами.

Соучаствующее проектирование

Мы когда-то с ребятами из Вологды «Проектная группа 8» встретились и составили схему из 6 этапов «Как правильно делать благоустройство». Эти 6 этапов можно разделить на 3 стадии:
1. предпроектная,
2. проектная,
3. обратная связь.

На первой стадии вовлекаются непосредственно жители, на второй — проектом занимаются преимущественно специалисты, на третьей снова появляются жители.

Предпроектный этап

1. Анализ. Любой процесс начинается с анализа (пространственного, антропологического и т. д.). Идёт полное описание того, как работает пространство, какие плюсы и минусы у него есть, кто его пользователи и какие у них запросы.
2. Техническое задание. На основе анализа пишется техническое задание с вовлечением жителей, локальных бизнесов и других интересантов (стейкхолдеров).
3. Концепция. Здесь нужно обратить внимание на красную петлю соучастия. На этом этапе ведётся постоянная непрерывная работа с жителями. Специалисты предлагают жителям варианты, исправляют замечания и делают это до тех пор, пока не придут к компромиссному решению.

Проектный этап

4. Проектно-сметная документация. На этом этапе уже жителей не спрашивают. Профессионалы делают документы, по которым строители будут воплощать проект. Однако, конечно, важно присутствие общественного контроля. Его может осуществлять рабочая группа, состоящая из активных жителей, локальных бизнесов, местных депутатов, экспертов, проживающих в этом районе.
5. Строительные работы. Здесь строители занимаются реализацией вашего благоустройства.

Обратная связь

6. Эксплуатация и программа. Нужно критически смотреть на получившийся результат. Специалистам важно получить обратную связь об успешности или неуспешности проделанной работы и быть готовым провести работу над ошибками. Также дальнейшей задачей инициативной группы может быть разработка программы общественного пространства.

10 примеров работы с пространствами

1. Начните с малого
Для начала можно просто украсить балкон к Новому году. Это напоминает то, как украшают свои дома в американских фильмах, когда все дома яркие и в гирляндах, а на улице царит праздничная атмосфера.

2. Устройте вечеринку
Хороший пример вечеринок в районе — история, которая случилась в Бронксе. Это было в период, когда в Нью-Йорке начали строить первые микрорайоны и магистрали. В отличие от тех зелёных микрорайонов, которые завещал Ле Корбюзье, с домами стоящими в парках, это оказались серые территории застройки без зелени. Как результат, всё население, которое могло себе это позволить, съехало из многоэтажных башен Бронкса с видом на магистрали в более комфортные районы. В то время в Бронксе начал зарождаться хип-хоп, формально именно движение хип-хопа возникло как движение критики модернистской микрорайонной застройки.

3. Сделайте сами (DIY — Do It Yourself)
Берём и самостоятельно что-нибудь делаем своими руками у себя во дворе или, может быть, в локальном парке.

4. Устройте акцию
Если не знаете какую, то можно подсмотреть какие-то уже произошедшие примеры. Например, мы устраивали День парковки (Parking day) — на один день вы занимаете платную парковку, платите и делаете там какую-то активность (например, сад). Мы сделали площадку с шахматами и кофе. И это пространство на загруженной улице. Это акция, которая привлекает внимание.

5. Уличное искусство
Этот проект в моем районе называется «Небесные рыбы». Активисты делают аппликации морских животных из стекла. Это маленькие никому не мешающие элементы, но когда находишь их в своём районе, то становится очень приятно.

6. Станьте лидером
В моём районе живет Игорь Михалович. Он глава местного ТСЖ, и у него на территории нет бесхозных пространств. В меру своего представления о красоте он всё содержит и развивает пространства двора. У него всё продумано и нет каких-то пустующих и не функциональных пространств. И сразу видно, что у территории есть хозяин.

7. Акупунктура — малые архитектурный формы
Вы можете привлечь студентов архитекторов для разработки какой-то малой архитектурной формы, найти под это спонсоров, которые выделят деньги. И сделать небольшие арт-инсталляции, какое-то функциональное искусство, как, например, эта остановка в Балтиморе.

8. Организация фестивалей
Например, фестиваль «Арт-овраг». Во время фестиваля приезжает множество специалистов в определенную локацию. Там специалисты и специалистки вместе с жителями делают какие-то проекты своими руками. Получается, как акупунктура, только масштабнее.

9. Раскачивайте лодку
Вы можете поставить на общественную повестку важные волнующие вас вопросы. Хороший пример был с Триумфальной площадью в Москве. Там была парковка и памятник Маяковскому. Город сделал плохой проект, который не понравился жителям, в эту историю активно включились блогеры, и это всё совпало с приходом нового главного архитектора Москвы. В этот момент сложились вместе желание архитектора сделать что-то хорошее и медийная активность этого проекта. В итоге получилось «продавить» проведение архитектурного конкурса. Победила команда с хорошим проектом. Теперь на площади стоят качели, которые никогда не пустуют.

10. Тактический урбанизм
Это метод экспериментов, когда преобразования делаются максимально дёшево. Но при этом меняется функция пространства. В Нью-Йорке создано множество подобных пробных пространств. В какой-то момент они решили, а давайте попробуем покрасить площадь и поставить цветы в кадках, поддоны. Поживём так в течение лета и увидим, приживётся подобное изменение или нет. Если приживётся, то давайте просить делать такое пространство капитально, а если не пойдёт — значит откатим назад.

11 принципов успешного плэйсмэйкинга

Есть движение Project for public space, которое говорит что место (place) — это не просто пространство, а что-то большее, имеющее свой характер. И Фред Кент, основатель этого движения, сформулировал 11 принципов успешного плэйсмэйкинга. В основе этого движения лежит цитата: «Чтобы общественное пространство было успешным, придумайте 10 разных вещей, которые там можно сделать».

1. Местное сообщество — главный эксперт

Самое главное — это вы, жители, тот, кто живёт в пространстве. И вам решать, как вам дальше жить и что делать.

2. Хорошие места, а не хороший дизайн

Архитекторы, если им дать волю, зачастую упираются в модный дизайн. И часто за этим дизайном теряется само место, его идентичность и в целом смысл всего, для чего это делалось. Поэтому цель — создать живое место — должна быть на первом месте, а уже за ней хороший дизайн.

3. Создание хорошего места — групповое занятие

Не важно, кто вы, специалист_ка или активист_ка, ваша основная задача — сплотить людей. В противном случае, если вы будете делать всё один или одна — вы скорее всего ошибетёсь или сдадитесь.

4. Кто-то всегда скажет, что это невозможно

Если вы станете активистом / активисткой, это будет первое, что вы услышите. К сожалению, с этим вам придётся жить и это то, что вам придется преодолевать.

5. Решения основываются на наблюдениях

Есть урбанист Уильям Уайт, который, чтобы проектировать пространства, выставлял камеры и наблюдал за тем, как люди используют среду. У него есть забавная цитата: «Сделать общественное пространство, которое не привлекает людей, довольно сложно. Странно, как архитекторам это часто удаётся».

6. Важно иметь видение

Не надо приходить на участок и что-то делать без понимания, что вы тут ходите сделать.

7. Форма поддерживает функцию

Самое ужасное, когда форма и функция не дружат, когда делают красивые узоры из тропинок в благоустройстве, а потом люди протаптывают тропинки по газону. Сначала нужно смотреть, как ходят люди, а потом уже рисовать дорожки.

8. Триангулируй

Это как раз про те 10 вещей, которые вы придумаете и которые будут работать вместе. И это тот случай, когда 2+ 2= 5. Если вы совмещаете функции, которые сочетаются друг с другом, то вместе они будут лучше работать. Функции не просто взаимодействуют друг с другом, но и люди любят смотреть друг на друга.

9. Легче, быстрее, дешевле

Это то, на чем строится весь тактический урбанизм. Не надо слишком много думать, надо быстрее делать, прототипировать, не заморачиваться над качеством каких-то материалов и т. д.

10. Деньги не должны быть проблемой

Многие вещи можно решить по знакомствам. Не надо на этом циклиться и себя ограничивать. Решения всегда, как правило, находятся.

11. Это не проект — это процесс

Создание хорошего места никогда не бывает закончено. У него нет начала и нет конца. Это то, что всегда будет происходить, и ваше активное или неактивное участие в этом должно быть постоянным. Поэтому создание комфортного города для людей — это процесс при котором город будет постоянно меняться.



Видео лекции