Дмитрий Бибиков


Натуральное хозяйство в половине Беларуси — транспорт в городе — тоннель под вокзалом Минска — битва застройщиков — пустое элитное жильё

Доброй зимней пятницы вам, урбанисты и урбанистки, начнём с отсылки к одной из тем предыдущего обзора, а именно — медленному умиранию малых городов и деревень Беларуси. Так, недавно был обновлен список районов Беларуси, неблагоприятных для производства сельскохозяйственной продукции. Теперь их в стране, по официальным оценкам, 66 из 118. Говоря проще, вырастить в этих районах получается только себе на пропитание, т.е. жители этих районов ведут «натуральное хозяйство», примерно как в старые добрые Средние века. Суммарное население этих районов составляет чуть больше 1 800 000 человек (данные Белстата), после вычета практически всех городов (от Мозыря с его более 111 000 населения до Воложина с его без малого 11 000) остается чуть более 1 300 000 человек (!!!). В реальности там проживает меньше людей, возможно значительно меньше, и не все они не имеют варианты занятости помимо сельского хозяйства, но пускай эта цифра вам запомнится.

Людям из этой «житницы страны» вполне есть куда селиться. На сравнительно небольшом удалении от Минской кольцевой выставляется на продажу все больше индивидуальных домов: их постаревшие жители переезжают в Минск и/или просчитались с предсказанием их ценности для своих детей. Поэтому таких домов все больше, а сами они все доступнее. При этом как социальное обслуживание, так и возможности трудоустройства в сравнительно густонаселенных Минском или Брестском регионе гораздо лучше, чем в условном «Кричеве».

Транспорт в городе

От сложной и невесёлой темы перейдём к более позитивному. Недавно эксперт по транспорту инициативы «Умный город» Кирилл Синютич дал очень своевременное интервью, в котором объяснил, почему тарифная сетка должна стать куда проще и интуитивнее с возможностью покупки краткосрочных билетов. Это особенно логично для Минска, где представлены все виды общественного транспорта, а люди практически всегда едут с пересадками. Не очень ясно, почему поездка в 10 остановок с одной пересадкой должна быть вдвое дороже, чем поездка в 10 остановок без пересадок. С 2020 можно будет сделать оплату банковской карточкой в наземном транспорте. Без смены тарификации это будет полумерой и, скорее всего, добавит комфорта пассажирам, но не сохранит денег в их кошельке. Еще одним потенциальным нововведением могла бы стать замена ларьков Минсктранса на билетоматы, но этого, увы, пока не предвидится. Это несколько досадно, но, пожалуй, логичнее повысить полезность существующей инфраструктуры перед инвестированием в создание новой.

С замиранием сердца следим за каждой новостью о возможном снижении максимальной скорости в городах страны до 50 км/ч. На этот раз УГАИ дало официальный ответ на петицию ПРОТИВ введения такого ограничения: согласно всем доступным, данным снижение скорости — верное решение и его внедрение находится в разработке. Впрочем, автор самого популярного комментария под статьей рекомендует убрать (наземные?) пешеходные переходы со «скоростных трасс». Остается только домысливать, что под ними этот человек имеет в виду проспекты города, и без того максимально недружелюбные для пешехода. Впрочем, не потому ли появляются такие эгоистичные предложения, что наши улицы превратились в полуавтострады?

Наверное, в этом контексте вовсе и не странно, что сердце огромного интермодального хаба в самом центре города, станция метро «Вокзальная», будет оформлено в автомобильной тематике, а улицы Минска покрываются бессмысленными заборами, причем заменить их на кустарник нельзя, поскольку это «неэффективно». В продолжение темы общественной дискуссии на языке петиций, предлагается закрыть улицу Немига для движения автомобилей. Журналист онлайнера задается вопросом, “как будет выглядеть новый ФОК в Каменной горке”. Увы, выглядеть он будет так, словно расположен километров за 50 км от ближайшей застройки! Так автомобилецентричность в головах калечит не только улицы наших городов, но и архитектуру с общественными пространствами. Не понятно, почему проектировщики не поменяют местами здание и парковку, что было бы удобно для посетителей, которые в густонаселенном районе точно будут добираться до ФОК-а пешком. Похожие критические замечания высказываются касаемо торговых центров города, которые обычно представляют из себя коробки из сэндвич-панелей.

В Минске, возможно, появится первый автомобильный тоннель, соединяющий улицу Ульяновскую с улицей Жуковского под ж/д вокзалом. Это хорошо, что место под землей находится не только для пассажиров общественного транспорта, но возникает резонный вопрос: пройдет в ли в этот тоннель по своим габаритам городской автобус? Или преимущества тоннеля послужат только автомобилистам? Тоннели есть в каждом крупном развитом городе, и в последние годы строят их все больше. Шутки ради можно вспомнить того же господина Маска с его тележками для подземной перевозки машин, очевидно действующего согласно девизу капитана Немо — Mobilis in Mobili (подвижный в подвижном)! Не ясно, впрочем, что мешает ему искать способы лучше перевозить людей, не сидящих в железных коробках на колесах.

Не хуже и новый бульдозероподобный Сайбертрак Маска, идеально подходящий для умерщвления пешеходов и крушения машин тех несчастных, кому не повезло делить с ним дорогу. Пожалуй, лишь человек с амбициями Марвина Химейера был бы рад такому дизайну. Неужели эта машина намекает, насколько постапокалиптическим Безумный Маск видит наш мир?! Сравнить такой подход можно только с итогами расследования о первой жертве беспилотника Uber. Напомню, машина не ожидала что пешеход может пересекать улицу в неположенном месте! Если вам кажется, что та женщина сама виновата, оцените итоги конкурса на самую жалкую остановку в Северной Америке, они четко показывают место пешехода на тамошних дорогах.

Не логичнее ли делать тоннель для общественного транспорта или другим образом инвестировать деньги именно в развитие Минска? Тоннель облегчает пересечение города для автомобилистов, при этом общественный транспорт, лишённый у нас выделенных полос, не застревает в каждой пробке вокруг ж/д вокзала. В целом же, несмотря на стоимость, строительство тоннеля — это гораздо более умное решение, чем расширение проезжей части, поскольку оно повышает связность уличной сети, потенциально сокращая перепробег. В Минске есть по крайней мере еще пара мест, которые бы выиграли от строительства тоннелей: проезды от ул. Первомайской до пр. Победителей, а также от бывшего ВДНХ до «дома Чижа».

Сделай сам

Оказалось, что даже самый пугающий подъезд можно сравнительно малыми финансовыми усилиями превратить во что-то обитаемое. Правда, нужно запастись нервами: жители вовсе не обязательно поддержат инициативу, улучшать среду придётся самим инициаторам. Кроме того, решения, работающие в общих интересах, довольно часто в чем-то неудобны для отдельных людей. Это ясно прочувствовала на себе часть жильцов одного из домов в Каменной горке, где председатель ТС освободил двор от машин. Аналогичные сложности возникают у нас с попытками «легализации протоптышей», хотя и тут случаются ситуативные победы, гораздо более трудные, чем в собственном доме

Я тебя породил, я тебя и убью

Архитектор Крамаренко решил стать Иваном Грозным в судьбе запроектированного им же кинотеатра Москва, добавив к своим грехам в области нового строительства грехи в области безнравственной реконструкции. Любопытным образом, даже сам автор сожалеет об утрате архитектуры здания, но что-то оказывается для него важней. Речь тут, конечно, о проблеме безразличия к модернистскому наследию, характерной вовсе не только для Беларуси (петиция за сохранение здания тут). Сохранять стоит не столько эстетику здания или общественного пространства, но и заложенные в проект ценности. Между тем, у нас в городе хотят снести еще одно модернистское здание, создаем петицию?

Королевская битва (крысиные бега)

Онлайнер организует битву застройщиков. Мем смешной, а ситуация страшная, но может быть это станет неким сигналом. Честно говоря, было бы логичнее делать битву худших застройщиков, хотя и там победитель был бы предрешен. Как говорится, миллионы дольщиков не могут ошибаться. В городе считанные компании строят что-то хотя бы нейтральное с точки зрения воздействия на городскую среду, остальные же просто спекулируют на доступе к земле, с минимумом инвестиций и усилий. Такова цена столичности города, где земля регулярно выделяется президентскими указами. Впрочем, даже самые сомнительные застройщики вынуждены беспокоиться о своем образе, пускай и специфическим образом. Не зря, например, (рекламный) раздел «От застройщика» на том же tut.by состоит практически ТОЛЬКО из Даны. Компания в целом выглядит одним из вестников грядущего Апокалипсиса (̶и̶н̶т̶е̶г̶р̶а̶ц̶и̶и̶ ̶с̶ ̶Р̶Ф̶), внаглую представляя бесстыдную рекламу своих поделий в качестве новостных сюжетов на ТВ или в газетах. Надеюсь, человек, заявляющий, что Дана «создает чудо», сменит свое мнение, увидев нахальный герб зарвавшегося застройщика на главной площади города.

Онлайнер сделал очень достойный эксплейнер о том, почему в элитных новостройках никто не живет. Вкратце, потому, что это не жилье, а способ припарковать свои деньги. Этот широко известный не только в Минске факт вынуждает спросить: нужны ли городу такие жилые комплексы? Кроме того, это вызов неолиберальному взгляду на город: «невидимая рука рынка все порешает сама». Мол, если для богатых не строить (везде, где застройщик хочет), то они выкупят и отремонтируют квартиры людей среднего дохода, а те выкупят и отремонтируют квартиры бедных, и последние станут жить под мостом (т.н. «фильтрация недвижимости»). Жилье вообще едва ли можно гуманным образом полностью коммодифицировать (то есть сделать товаром с чисто рыночным ценнобразованием), а город слишком дорог и ценен, чтобы бездумно покрывать его чьими-то «пробами и ошибками».

В том же Лондоне, впрочем, архитектура местной «илитки» хороша только потому, что этого требуют местные власти и это помогает протащить проект через жильцов. Не стоит соблазняться роскошными фасадами лондонских пентхаусов или нью-йоркских небоскребов: это просто деньги, которые выражены в бетоне, а вовсе не дома для людей. Небоскребы, в которых жильё приобретается не для себя или под сдачу, а просто чтобы вложить нажитое (или награбленное), — это вообще отдельная история. В противоположность привычной экономической логике, тут чем квадратный метр дороже, тем лучше. Отсюда и дорогие инженерные решения небоскреба, и приглашение крутых архитекторов, которые делают (дорогую) актуальную и красивую архитектуру. В Минске аналогом станут проекты милой Даны, где число квартир сдаваемых в аренду (посуточно) очень быстро значительно превысит среднегородские значения, поскольку жить там захотят далеко не все владельцы. Такая вот городская среда и квартиры для молодоженов: «…квартира, которую я посвятил исключительно молодым парам, вступающим в брак, чтобы они могли провести там первую брачную ночь. Мы чтим семейные ценности и хотим, чтобы молодые люди наслаждались браком» — браком, по всей видимости, технологическим.

По скромному мнению автора, в пределах административной границы города практически нет мест, где жить было бы классно, вне зависимости от доступных денег. Места, где это хотя бы как-то возможно, возникли уж точно не благодаря, а вопреки усилиям большинства современных застройщиков. Минимальный уровень приличия с их стороны поддерживается только благодаря требованиям госов. Последние также строят много жилья, в стиле «дешево и сердито», а это по крайней мере дает городу расти и не задирает цены квадратного метра в небеса.

Минск-новости сообщает, где будут строить квартиры в Минске. Важнее, будет ли успешной систематическая надстройка этажей при «капремонте» хрущевок. Помимо улучшения качества жизни и состояния застройки, это, извините за каламбур, может выбить землю из-под застройщиков типа Даны, чьим единственным козырем является доступ к земле под застройку. Одновременно, это позволит более равномерно распределить новое жилье по городу и лучше использовать существующую инфраструктуру. Пока в Каменной горке нет детских садов, их закрывают в Зеленом луге. Это особенно важно на фоне новости о том, что теперь лифты должны быть во всех домах выше двух этажей.