Илона Эльяшевич


В 2012 году американский экономист Нассим Талеб, в своей книге «Antifragile: Things That Gain From Disorder», предложил понятие, описывающее способность объектов и систем, выживать в изменяющихся условиях – «антихрупкость». По мнению Талеба, быть устойчивым, то есть не изменяться под воздействием внешних факторов, недостаточно для успеха, ведь быть устойчивым бесконечно невозможно – неизбежно найдется сила, способная принести непоправимый вред даже самому устойчивому объекту. Антихрупкость же – это способность не просто сопротивляться хаотичным ударам, но и извлекать из них выгоду и становиться лучше, тем самым подготавливая себя к более мощным воздействиям.

Так не должны ли город и его общественные пространства быть антихрупкими? Ведь вся система должна не страдать от мелких неудачных действий, а наоборот, извлекать из них выгоду. В антихрупком городе есть место неожиданностям и ошибкам, отклонениям от привычного и небольшим экспериментам, подталкивающим его к эволюции. Возможно, постоянные точечные воздействия на городскую среду – это и есть те хаотичные удары, которые позволяют всей системе города постепенно становиться лучше прежнего? Может, залог успешного развития – это не упорядочивание бессистемного, а извлечение порядка из хаоса?

Удобное и приятное городское пространство всегда было ценным. Для прогулок, встреч мы выбираем места, приятные для нас визуально, благоустроенные и доступные. Однако когда мы говорим про общественные пространства, нам требуется среда комфортная не только физически, но и психологически: пространство, от которого нет ощущения, что оно предназначено не для тебя, что у тебя нет права туда зайти и потому ты там себя некомфортно чувствуешь.Общественные пространства города открыты для всех, они являются местом, где люди равны в своем праве на город, на встречу и коммуникацию с незнакомцем, праве на комфорт.

Общественное пространство, доступное для любого, независимо от этнического происхождения, возраста и пола, служит демократическим форумом для отдельных горожан и всего общества.

Таким образом, создание общественного пространства не заканчивается на благоустройстве среды. Внешне одинаковые пространства могут иметь разную историю создания, разную степень вовлечения будущих пользователей, разные способы возведения. Общественное пространство – это не только результат, но и процесс.

В этой статье мы предлагаем кратко рассмотреть особенности ситуации с общественными пространствами в Минске и понять, в каком направлении и с помощью каких инструментов нам стоит двигаться, чтобы приблизиться к качественному улучшению городской среды.

Застывший город

Траектория развития общественных пространств Минска

Минск – город, практически целиком построенный во второй половине ХХ века как один большой проект со своими уникальными особенностями городской среды, отвечающими потребностям советской реальности и отличающими его от западных соседей. Масштабы городских пространств, четкое функционально-пространственное деление территории, парадность и чистота улиц – всё это исключительно хорошо вписывалось в образ города, восставшего из пепла войны. Однако если раньше Минск подходил своим жителям, то сейчас он начинает физически и морально устаревать.

Несмотря на некоторый постсоветский отпечаток, отличающий нас от западных соседей, минчане всё же меняются, и их запрос на качественную городскую среду постепенно начинает формироваться в соответствии с мировыми тенденциями, в то время как город в целом очень медленно реагирует и подстраивается под эти изменения. По большей части городское пространство не трансформируется коренным образом, а лишь подвергается косметическому ремонту, что не делает его более подходящим современному горожанину: изменяется внешний вид, а не логика процессов, происходящих внутри, не изменяется способ создания городского пространства.

Тем временем общественные обсуждения в городе за последнее время стали гораздо более активными и заметными в медиасфере, хотя над культурой их ведения надо еще долго работать. Под воздействием этих факторов система принятия городских решений испытывает давление, заставляющее ее двигаться в сторону демократизации.

Горожане, в свою очередь, пытаются реализовать своё право на город, постепенно лишая узкий круг специалистов и управленцев монополии на принятие решений, заставляя их прислушивается ко мнению «обычного горожанина». Однако всё это происходит с большой задержкой во времени и в недостаточном объеме находит свое отражение в изменении городских пространств. Увы, про общественные пространства в Минске пока что готовы лишь говорить.

Нам сложно пойти на изменения, сложно найти на это средства, сложно браться за крупные проекты.

Резюмируя всё вышесказанное: работать с общественными пространствами в Минске необходимо, но это представляется крайне сложным ввиду многих факторов. Отсутствие доверия к любым изменениям со стороны как администрации, так и горожан, сложности с финансами не дают возможности просто воспроизвести зарубежные проекты и ожидать, что у нас они сработают. В то же время городского пространства так такового в Минске масса, необходимо реабилитировать эти городские пустоты как общественные пространства.

Увы, никакой зарубежный специалист в одиночку не спровоцирует процесс работы с ними. Нам необходимо методом проб и ошибок найти свои инструменты, свои способы работы с нашей средой и в итоге – свой путь к городу с качественными общественными пространствами. Для этого нам нужен наименее болезненный способ попробовать что-то новое, позволяющий наглядно продемонстрировать удачный проект и моментально избавиться от провального. Важно не ориентироваться исключительно на прогнозы, а при помощи пилотных проектов опробовать, посмотреть и прочувствовать общественное пространство в конкретном месте. Именно в таком контексте применяются проекты вроде «Легче. Быстрее. Дешевле» (англ. Lighter, quicker, cheaper), предлагаемые Project for Public Space.

Действовать сегодня, думать про завтра

Тактический урбанизм как метод быстрого переосмысления пространства

В основе таких проектов лежит идея, что главными индикаторами успеха и качества общественного пространства не всегда являются уникальный современный дизайн и высокая стоимость. Более важным при работе с общественными пространствами считается обращение к местным сообществам в качестве экспертов. Важно создавать место, а не красивый дизайн-проект, первичны идентичность, сохранение духа места и замысел. В ходе разработки такого проекта выстраивается общественное пространство, идеально подходящее процессам, в нём происходящим. Проекты с подобными ценностями могут быть воплощены в простых материалах, они незатейливы эстетически и не требуют высоких затрат, но могут оказаться более успешными общественными пространствами, чем дорогие проекты.

По сути, это не тип проектов, а особый подход к трансформации городского пространства, где быстро реализуемыми или же временными вмешательствами в среду в первую очередь очерчивают и поддерживают происходящие там процессы, а не конечную форму элементов благоустройства.

Действовать здесь и сейчас, быстро и без лишних затрат – это то, что позволяет многим общественным пространствам случиться и затем спровоцировать более масштабные изменения. Подобное случилось с площадью Таймс-сквер в Нью-Йорке: один из самых загруженных участков города был на полгода освобожден от транспорта, что вызвало множество вопросов и опасений по поводу того, как это повлияет на транспортную ситуацию в городе.

Но освободившуюся площадь моментально заполнили люди, еще до того как было готово всё временное благоустройство, и кураторам проекта пришлось срочно закупить сотню шезлонгов, чтобы разместить как можно больше желающих. За время функционирования на перекрытом участке увеличился пешеходный трафик, атмосфера стала спокойнее, открылось пять флагманских магазинов. После такого успеха площадь постепенно трансформировали дальше всё теми же временными решениями в виде ограждающих столбиков и цветочных ваз, пока наконец в 2017 году не закончили полномасштабный монументальный проект, разработанный норвежской архитектурной студией Snøhetta.

Площадь Таймс Сквер до и после трансформации.Источник: http://www.earthpowernews.com/humans-make-comeback-battle-cars/

Этот временный изначально проект не просто спровоцировал глубокую трансформацию одной из наиболее важных площадей Нью-Йорка, но и запустил сеть трансформаций по всему городу, став примером удачного перепрограммирования территории.

В 2010 году для таких проектов был введен термин «тактический урбанизм», обозначающий мелкие поэтапные вмешательства в городскую среду, побуждающие людей вести себя в этом месте иначе. «Изобретатели» тактического урбанизма не предложили ничего нового, а объединили и придали смысл разнообразным малым способам быстрой трансформации пространств, таких как DIY урбанизм или партизанинг. Но в отличие от них, тактические проекты – это всегда некоторая стратегия, целью которой является трансформация пространства, где перекраивается внутренняя логика использования среды.

Это не проекты про благоустройство территории, это проекты про жизнь в них, предлагающие продуманные и обоснованные решения, базирующиеся на глубоком исследовании территории. Важен постоянный процесс исследования и аналитики как во время, так и после воплощения проекта, поиск выводов и последующая трансляция опыта.

Park(ING) day и временное благоустройство на месте парковокИсточник: http://content.tfl.gov.uk/small-change-big-impact.pdf

С каждым годом последователей тактического урбанизма становится всё больше, география их работы расширяется, всё новые городские пространства постепенно переходят на другой качественный уровень. Возникает вопрос: не являются ли подобные проекты теми самыми хаотичными ударами по городу, способствующими его трансформации в антихрупкую систему, о которой писал Нассим Талеб?

Ведь развитие города является суперцелью любого урбаниста, и поскольку на данном этапе мировое сообщество сконцентрировано на устойчивом развитии и устойчивых городах, то именно возможность позитивных изменений под влиянием стрессовых факторов будет логическим продолжением развития города.

Право на ошибку

Актуальность тактического урбанизма для Минска

Так почему же Минску нужны именно такие проекты? Во-первых, они легки в организации и сравнительно дешевы. В трудный для экономики страны период данная характеристика является одной из определяющих при выборе способа работы с территориями города. Учитывая то, что количество успешных примеров работы с городским пространством у нас весьма ограниченно, легкие для возведения и демонтажа дешевые проекты как нельзя лучше подходят для экспериментов с городом.
Такие проекты намного дешевле капитальных, а это создает потенциал для реализации большего числа возможных проектов по созданию новых общественных пространств и дает право на ошибку.

В случае неудачи не будет глобальных последствий, не будет нанесено тяжелого удара по бюджету города, проект легко свернуть и вернуть пространству первоначальный вид.

Что даже более важно – в случае неудачи проект можно корректировать, постоянно добавляя новые изменения, выходя тем самым к оптимальному решению. И если неудачные проекты никак не повлияют на город, то удачные – наоборот. В случае постоянного точечного появления новых удачных пространств постепенно будут меняться городские процессы: люди начнут привыкать к новым качествам пространства, на основе этого опыта у них начнет формироваться новый запрос на комфортную среду.

Пример бюджетной организации дополнительного пространства для пешеходовИсточник: http://www.street-plans.com/

Тактические проекты – это в том числе проекты партисипативные. Будущие пользователи территории – местные жители, просто заинтересованные лица – должны быть вовлечены в разработку и реализацию проекта. Таким образом налаживается диалог между всеми сторонами: бизнесом, администрацией города и района, местными жителями и общественными организациями.

У людей возникает личная связь с городским пространством, что превращает его из «ничьего» в «общее», культивируется чувство ответственности даже за место, находящееся вне их квартиры. Процесс создания и использования такого пространства стимулирует создание местных сообществ и добрососедство, что часто является одной из наиболее важных задач любого проекта тактического урбанизма.

Вовлечение горожан в процесс воплощения проектаИсточник: моногорода.рф

Такие вмешательства изменяют не только физическую логику пользования средой, не просто перестраивают пространство, но и меняют логику и суть взаимодействия людей как с этим местом и друг с другом, так и со всем городом.

После удачной реализации тактического проекта эти новые группы людей могут делиться опытом, помогать другим создавать подобные пространства. Они начинают придумывать и другие проекты, а администрация гораздо лучше на это реагирует, охотнее поддерживает. На такие проекты можно смотреть с глобальной точки зрения: целью проекта становится не его воплощение, не просто трансформация конкретного участка, а запуск более широкой серии изменений в среде города и управлении им, в головах горожан.

Это поведенческое перепрограммирование пользователей городского пространства, воспитание потребности к качественной, безопасной и комфортной среде, выработка новых привычек взаимодействия с уличным пространством.

Проекты тактического урбанизма уникальным образом демонстрируют трансформацию среды, позволяя не просто спрогнозировать возможный эффект от ее изменения, но и реально оценить влияние принятого решения, что позволяет легко и безболезненно отказаться от него в случае неудачи и стать весомым и действенным аргументом в пользу воплощения подобного проекта. Для убеждения администрации, жителей и возможных инвесторов нет более убедительного довода в пользу масштабного проекта, чем успешно действующая его модель.

К тому же Минск, как город больших масштабов, широких улиц и свободных территорий, нуждается в мелких знаковых объектах. Инициаторы этих проектов – как правило, люди, активно пользующиеся соцсетями, что выливается в серию инфоповодов и инфоблоков как о месте, повышая его популярность, так и о проектах, транслируя опыт потенциальным инициаторам таких вмешательств.

Пилотный проект трансформации привокзальной площади в Саратове.Источник: https://fluger.pro/tactical-urbanism/

Первые шаги

Минские проекты с тактическим потенциалом

Однако утверждать, что проектов, подобных тактическим, в Минске совсем не существует, нельзя. Во-первых, за последние несколько лет сильно активизировались и фестивальные движения, и местные инициативные группы, и активность НГО.

Во-вторых, многие привычные на первый взгляд вещи, такие как летние террасы, благоустройство, озеленение, при правильном планировании и стратегическом подходе к разработке решений становятся инструментами тактического урбанизма. На данный момент каких-то заметных в городском масштабе результатов нет, хотя потенциал, почва для грамотных тактических проектов в Минске велик.

В качестве примера потенциально тактического проекта стоит вспомнить пешеходную улицу Карла Маркса. В 2012 году администрацией Ленинского района было инициировано перекрытие там по выходным для автомобильного движения. На пешеходную улицу приглашались музыканты, художники, театралы, ремесленники, танцоры. Каждые выходные с мая по сентябрь улица Карла Маркса заполнялась людьми.

Пешеходная улица Карла МарксаИсточник: https://citydog.by/post/vopros-rebrom-peshekhodnaya/

Однако через два года проект был свернут по требованиям жителей, что вызвало волну недовольства как среди выступавших на улице, так и просто среди горожан, ругающих «вечно недовольных пенсионеров», вроде как потопивших эту инициативу.

Впрочем, проект изначально был обречен на недолгое существование – пешеходной улица Карла Маркса была лишь формально. Фактически, из нее получился своего рода огороженный загон для всего накопленного в Минске нереализованного уличного искусства, стремившегося в город. На небольшом участке собирались мешающие друг другу музыканты, театральные артисты и танцоры. Улица жила не сама по себе, а по искусственному расписанию, по записи, где люди выступали лишь из-за отсутствия альтернативы. Не было предложено никакой дополнительной инфраструктуры, не хватало скамеек, посидеть можно было только на террасах летних кафе, обязательно что-нибудь купив, от жара раскаленного асфальта или от дождя спрятаться было негде.

Стоит понимать: место, выбранное практически случайно и без обсуждения с жителями и представителями местного бизнеса, не будет функционировать как полноценная пешеходная улица просто из-за отсутствия на ней автомобилей. Пешеходная улица – это в первую очередь оживленный пеший транзит из точки А в точку Б, а перекрытая часть Карла Маркса функционировала между случайными перекрестками с улицами Комсомольской и Володарского, без привязки хотя бы к остановке общественного транспорта.

Гораздо логичнее было бы освободить от транспорта, к примеру, часть улицы Карла Маркса от ст.м. «Купаловская» до сквера по ул. Ленина, связав тем самым театр Янки Купалы, Национальный художественный музей, бульвар Ленина и площадь Свободы в альтернативный пешеходный маршрут. Немного уличной мебели, грамотное зонирование, привлечение временных точек общественного питания и торговли – и у улицы Карла Маркса могло бы быть совсем другое будущее. Постепенно сформировался бы подходящий для пешеходной части города набор объектов на уровне первого этажа зданий, освободили бы историческую брусчатку из-под асфальта, появились бы разные типы городского озеленения – произошла бы капитальная трансформация пространства.

Частично организаторы и администрация города поняли ошибки проекта и уже более осознанно подошли к выбору места для дальнейшего функционирования инициативы. Местом для выступления уличных музыкантов, театралов и танцоров был выбран Верхний город – территория, по многим параметрам подходящая: исторический центр города, сомасштабный человеку и находящийся в отдалении от жилых зданий.

К форуму уличных театров, появившемуся еще на ул. Карла Маркса, присоединились новые проекты: «Пешеходка», «Классика у Ратуши», «Джазовые вечера», этно- и прочие фестивали, раскрывающие всё новые площадки и уголки Верхнего города.

Все эти мероприятия выходного дня плюс вновь возведенная улица Зыбицкая, моментально заполнившаяся барами, мощно активизировали прежде достаточно пустую часть центра города, показали горожанам закоулки, о которых они не подозревали, но что самое важное – создали у них новую привычку использования этого пространства.

Теперь практически каждый день, без специально организованных мероприятий, горожане всё еще гуляют по Верхнему городу, музыканты продолжают там играть, а люди – танцевать под их музыку. Однако проблема Верхнего города заключается в том, что он несколько притормозил в своём развитии в качестве общественного пространства и недостаточно быстро трансформируется, хотя необходимость в этом есть.

Например, здесь недостаточно мест для сидения, задержаться можно только в кафе, барах или ресторанах, а бесплатных объектов благоустройства очень мало. Практически отсутствует зелень на самих улицах, и речь не только о деревьях, но и о других типах городского озеленения – газонах, кустарниках. Не хватает площадок для детей и мест для торговли, кроме сувенирных павильонов.

Проект нашел свое место, опробовал его, оказался успешным, даже перепрограммировал пользователей территории, но к коренным изменениям пространства пока не перешел.

Для сравнения можно рассмотреть опыт фестиваля урбан-арта «Vulica Brasil», который четыре года понемногу трансформировал Минск и особенно сильно повлиял на улицу Октябрьскую. Бывшая промзона, несмотря на свое выгодное положение в городе, всё равно была спрятана от глаз прохожих, хотя и стала привлекательной для горожан после того, как завод МЗОР начал сдавать часть своих помещений фотостудиям, мастерским, креативным пространствам и на улице начали появляться заведения общепита, такие как кафе NewTon (теперешний «Хулиган») и ENZO.

В 2014 году кураторы фестиваля урбан-арта «Vulica Brasil» решили, что именно здесь должны появиться первые легализованные муралы в Минске. Так улица Октябрьская не только стала заметной и привлекательной для посетителей расположенных на ней заведений, но и стала местом для прогулок и фотосессий минчан.

В 2015 году у организаторов появилась идея завершать фестиваль карнавалом на улице, делая её пешеходной. В 2016 году было решено перейти к проектам по трансформации среды самой улицы, а не только стен зданий. Так появились парклет с озеленением у тренажерного зала «Моби Дик» и проект «Идеальный небоскреб».

В 2017 году еще больший упор был сделан на разработку комплексного плана трансформации Октябрьской. Междисциплинарной группой была разработана система проектов для превращения улицы в полноценное общественное пространство: добавлялись места для сидения, озеленение, велоинфраструктура – множество мелких проектов в рамках единой стратегии.

Проекты, разработанные в рамках урбанчасти Vulica Brasil в 2017 году

Были реализованы только два проекта: «Идеальный небоскреб» и «Пляж», но всё же фестиваль сошел со стен зданий в городское пространство.

Это хороший пример того, как, выполняя задачу за задачей из года в год, проект трансформировался и развивался, становился всё продуманнее и объединял всё большее количество людей.

За четыре года команда, состоящая из самих организаторов, бразильских художников и волонтеров, пополнилась музыкантами, танцорами, архитекторами, урбанистами, социологами, ремесленниками и культурологами. Все проекты обсуждались и согласовывались не только с администрацией, но и с присутствующими на Октябрьской организациями и заведениями, а также с минчанами на открытых презентациях проектов.

Для успешной трансформации улицы необходимо воплощение хотя бы уже задуманных проектов, которые должны окончательно привести Октябрьскую к капитальному перевоплощению в высококлассное общественное пространство.

Пляж на ул. Октябрьская, созданный в рамках Vulica Brasil в 2017 годуИсточник: https://news.tut.by/society/558567.html

«Minsk Design Week» и «АРТ-острова» являются примером привлечения внимания к части города, ее трансформации и совершенствования при помощи искусства и дизайна.

Но всё же пока нельзя сказать, что эти инициативы коренным образом изменили пространство города. Хотя объектом их внимания и являются непосредственно предметы дизайна, при должном внимании к пространству даже сами они могли бы стать более успешными и интересными, не говоря о долговременном влиянии на городскую среду.

В качестве еще одного примера можно вспомнить велодорожки, выполненные городской администрацией при помощи разметки краской на тротуарах. Этот способ великолепно работает в качестве временного, пробного инструмента, служащего для оценки востребованности велосипедного маршрута в том или ином месте. Однако он не должен быть конечной формой реализации велодорожки – и даже как временный вариант она была выполнена не слишком качественно как минимум из соображений безопасности пешеходов.

В идеале подобное решение должно было бы просуществовать около года, и после того, как стало бы очевидно, что эти велосипедные маршруты работают, должно было бы привести к изменению профилей улиц, особенно в районе проспекта Независимости, где параметры в красных линиях легко позволяют это сделать.

Сезонная торговля – еще один мощный инструмент тактического урбанизма, примеры которого можно найти в Минске. Однако хотелось бы, чтобы они были более визуально привлекательными, более комплексными и представляли собой еще и место, подходящее для прогулки, досуга и отдыха, работающее не только в активный сезон продаж.

То же хотелось бы получить и от захватывающих уличное пространство летних террас кафе и ресторанов, являющихся фактически не частью улицы, а совершенно отдельными от нее «парниками» и «полукомнатами», продолжением интерьера кафе. Необходимо, чтобы они были частью улицы, а не попыткой ее приватизации.

Анализируя проекты такого рода в Минске, можно обнаружить одну общую для них проблему, которая, по-видимому, и сдерживает развитие общественных пространств в городе. Речь об отсутствии стратегической составляющей в проекте.

Практически все эти проекты недальновидны и в большинстве своём слишком локальны. Проекты ради проектов не работают так же эффективно, как система вмешательств в городскую среду, у авторов которых есть общее видение города.

Минску не хватает проектов в виде доступных пилотных моделей будущих городских пространств, своего рода макетов в масштабе 1:1. Это могло бы дать шанс множеству интересных проектов по пересмотру минских общественных пространств – его площадей и улиц. Больше внимания следует обращать на тактические проекты, помогающие полноценно проводить время в городе и в зимний период, не говоря о демисезоне, который в Беларуси занимает большую часть года. Городу необходимы и такие тактические проекты, которое помогли бы выработать более вариативную и осознанную культуру работы с городской зеленью.

Заключение

С любой точки зрения применение тактических и пилотных проектов выглядит идеально верным способом продуктивной работы с общественными пространствами в Минске: зрелого сформированного опыта работы с ними у нас еще нет, мы боимся и не можем позволить себе крупные рисковые проекты, потому нам предстоит изобретать и создавать, ошибаться и учиться.

Но стоит отметить, что тактический урбанизм не является универсальным решением любой проблемы в общественном пространстве. Это лишь инструмент поиска пути к качественному городу, инструмент, которым не стоит злоупотреблять в погоне за экономией.

Тактические проекты недолговечны и могут быть эстетически непривлекательны, что нормально для пробных, эскизных решений, в то время как при создании капитального общественного пространства, которое должно успешно функционировать в течение многих лет при разной погоде, приоритетом наряду с обоснованным функциональным зонированием и наполнением выступают эстетика, качество строительных материалов и работ.

Именно такие проекты являются итоговой целью тактического урбанизма. Ведь успех тактического проекта не в его завершении, а в достижении качественных и долгосрочных позитивных изменений для всего города. А может, и вовсе в становлении его антихрупкости?