И что может значить “интеграция” с РФ для белорусских горожан


В последние месяцы участились разговоры о возможной унификации законодательств и даже слиянии Республики Беларусь и Российской Федерации. Подробности не сообщаются общественности, поэтому мы не знаем, идёт ли речь о приведении нормативов к единому образцу и/или изменению моделей управления таким образом, что решения по поводу коммунального обслуживания жилых домов, застройки, архитектуры, градостроительства, озеленения, транспортного обеспечения городов Беларуси будут приниматься в Москве или полностью контролироваться оттуда.

В октябре 2019-го года Минское велосипедное общество опубликовало анализ возможных последствий «углублённой интеграции» для развития велосипедной инфраструктуры в Беларуси, предложив другим организациям высказаться на эту тему применительно к сферам своей активности. Минская урбанистическая платформа с 2014 года занимается соучаствующим (партисипативным) планированием, городскими исследованиями и образовательными мероприятиями с целью распространения идей, подходов и практик комфортного для жизни города в Беларуси. Мы внимательно следим за новостями из городов РФ и сами бываем там, обмениваемся опытом с российскими коллегами, в том числе приглашая их с лекциями в Беларусь и публикуя их тексты на своём сайте. С учётом этих знаний, коллектив Платформы обеспокоен и считает необходимым привлечь внимание к сегодняшним особенностям белорусских городов — некоторые из них довольно ценны. В этом тексте — наше видение того, как перенятие норм и практик РФ в сфере градостроительства и коммунального обслуживания городов отразилось бы на качестве жилой среды в Беларуси. Хотя за текстом не стоит комплексного исследования, для него мы использовали свой коллективный многолетний опыт в сфере урбанистики. При этом мы опираемся не только на цифры, но и на качественные показатели, которые формируют повседневный опыт горожан и горожанок.

Возможные эффекты «интеграции» лежат как в нормативной плоскости, так и в практической. В этом тексте мы остановимся на нескольких наиболее заметных вопросах.

Открытые возможности

Прежде всего, Беларусь сегодня располагает рядом структурных возможностей по финансовой и экспертной поддержке развития своих городов (хотя не все из них используются так как могли бы). В последние годы Европейский Банк Реконструкции и Развития поддерживает все больше городских проектов в Беларуси. ЕБРР помогает городам Беларуси реконструировать системы водоснабжения и водоотведения, а также строить инфраструктуры для управления твёрдыми бытовыми отходами; находится на рассмотрении проект модернизации электросетей в Минске. 48 городов Беларуси участвуют в поддерживаемом ЕС Соглашении мэров, которое призвано сократить выбросы в атмосферу (города РФ в Соглашении не участвуют).

При поддержке Делегации Евросоюза в Беларуси в городах Беларуси прошло уже более 400 мероприятий — от Республиканского экологического форума в Новогрудке до кинопоказов, велозаездов и дней открытых дверей на Полоцкой ГЭС.

Города Беларуси открыты для безвизового посещения гражданам Евросоюза, США, Канады, Украины, России и многих других государств, что делает их привлекательными для проведения международных мероприятий с участием сторон, которые сложно собрать вместе в других местах.

РФ не состоит в Восточном Партнёрстве и Соглашении мэров; с ней с 2014 года практически не сотрудничает ЕБРР. За финансирование из ЕС и других зарубежных источников российские институции рискуют получить статус иностранного агента. Для посещения РФ гражданам ЕС необходима платная виза (исключение — упрощенный режим посещения туристами Калининграда и Петербурга на срок до недели). Таким образом, у городов Беларуси сегодня есть много возможностей (которых нет у российских), и они последовательно (хоть и медленно) принимают практику их грамотного использования.

Энергоэффективность и управление отходами

По эффективности управления отходами Беларусь хотя и далека от Западной Европы, но всё же значительно опережает Россию. Сегодня в Беларуси перерабатывается 19 % твёрдых отходов; в то время как в России лишь 7%. Цветные контейнеры для пластика, бумаги и стекла сегодня можно найти под большинством многоэтажных жилых домов не только в Минске, но и в меньших городах вроде Гродно или Новогрудка. В Санкт-Петербурге, Воронеже, Краснодаре, Ростове-на-Дону такие контейнеры до сих пор редкость, устанавливаются преимущественно лишь контейнеры для сбора пластиковых бутылок. При этом строительство мусороперерабатывающих заводов и установка контейнеров для раздельного сбора мусора в Беларуси происходят при активной финансовой поддержке Евросоюза. В Беларуси сильна традиция социальной рекламы, и развитие переработки мусора дополняется броскими слоганами (один из них — “Твоя забота, а не енота”, — стал хитовым).

Также ЕС поддерживает в городах Беларуси проекты по увеличению эффективности энергопотребления (в частности, установка солнечных тепловых коллекторов в школах, модернизация уличного освещения).
Активно обсуждается ввод тароматной системы уже в 2020 году; с появлением такой системы сдавать пластик в переработку станет проще, и его доля в общей переработке увеличится.
Для повышения энергоэффективности в Беларуси развёрнута программа утепления фасадов и реконструкции крыш многоэтажных жилых домов; Европейский банк реконструкции и развития готов предоставить заём для этих целей.

Коммунальное обслуживание и безопасность

Пресловутые чистота и опрятность белорусских городов — не только визуальный приём. Постоянная покраска и оштукатуривание, над которым мы иногда подшучиваем, хоть и выглядят спорно, но так материалы конструкций разрушаются медленнее, а металлические элементы медленнее ржавеют.

В городах РФ участились взрывы бытового газа. Российское государственное агентство РИА Новости только за 2017-2018 годы сообщило о 61 случае; говорят и о том, что «в России в последние десятилетия полностью деградировала система газового надзора». В Беларуси подобные аварии тоже случались, но за последнее десятилетие их можно пересчитать по пальцам рук.

В Минске относительно низкий уровень преступности (по статистике, приведённой Варламовым количество убийств в Минске ниже в 4 раза по сравнению с Новосибирском, ближайшим по численности населения городом РФ).

Наконец, города Беларуси значительно экологичнее хотя бы из-за того, что свободно ввозят на продажу продукты питания из Евросоюза — в отличие от РФ, которая инициировала ограничения такого ввоза в ответ на международные санкции. В гипермаркет Ашан российского города-миллионника большинство фруктов и овощей поставляется из Южной Америки, Африки и Азии, в то время как в Беларуси свободно можно купить такие же наименования фрукты и овощей из Украины, Польши, Литвы и т.д. В обычном минском магазине можно купить широкий набор полностью из продуктов, которые проехали всего несколько сотен (а не тысяч) километров.

Застройка и её снос

Сложившиеся в РФ практики в сфере застройки значительно отличаются от белорусских. Известны случаи захвата земли для застройки, в отдельных случаях с поджогами одноэтажных жилых кварталов (как это произошло в Ростове в 2017 году; история широко освещалась в СМИ); во многих российских городах строятся дома, верхние этажи которых не достанет при пожаре ни одна пожарная машина. Общественный транспорт запускают в новые районы с опозданием на годы, а велоинфраструктура в них зачастую не планируется вообще.

В Республике Беларусь, несмотря на то, что процесс застройки фактически не обсуждается с общественностью, а на рынке недвижимости доминирует несколько крупных компаний-застройщиков, строительство всё же не ставит жизнь новосёлов в рискованное положение.

Сносы зданий в РФ имеют массовый характер: в одной только Москве с 2010 по 2014 снесено 60 памятников культуры и объектов исторической среды XVII – XX веков, полностью или частично разрушенных (список можно увидеть вот здесь) Сносится не только историческая застройка, но и просто 5-этажные «хрущёвки».

В Беларуси Министерством утверждена национальная Концепция универсального дизайна. В ней закрепляются требования по безбарьерной среде на системном республиканском уровне. Насколько нам известно, такой концепции в РФ ещё не принято.

При этом российские города больше белорусских обеспечены культовыми сооружениями, особенно новыми. Часто для строительства храмов вырубают парки. Количество храмов в российских миллионниках — около 4-5 на 100 тысяч населения. В Минске этот показатель по состоянию на 2019 год находится на отметке 2,5, правда после завершения всех начатых строек белорусская столица «догонит» российские регионы по числу религиозных построек.

Устойчивая мобильность

Дороги в городах Беларуси не только в разы безопаснее чем в РФ (об этом говорит статистика по количеству смертей на дорогах). Не менее значима и практика в сфере обеспечения белорусских городов общественным транспортом. Беларусь сегодня практически полностью обеспечивает себя автобусами, трамваями и троллейбусами и экспортирует их в другие страны, в том числе в Россию. В РФ, несмотря на то, что и трамваи, и троллейбусы есть кому производить, статистика по закрытию систем горэлектротранспорта в РФ — строго отрицательная: с 2014-го года закрылись троллейбусные системы Астрахани, Благовещенске, Каменске-Уральском, Кургане, Липецке, Перми; закроют троллейбусное движение в Твери и Москве. И если в столице троллейбусы заменяют электробусами (правда, с опозданием в несколько лет), то в остальных городах место трамваев и троллейбусов часто занимают маршрутки и дизельные автобусы.
Отметим, что в Минске маршрутки занимают нишевое положение не столько из-за нормативных ограничений, сколько потому, что муниципальный транспорт работает качественно и привлекает основную часть пассажиров. На многих остановках установлены электронные табло, которые показывают время прибытия . Расписания доступны на сайтах местных транспортных организаций и в мобильном приложении (в случае Минска). В Ростове-на-Дону и Воронеже нет публично доступного расписания движения ОТ, а электронные табло на остановках — исключение. Кроме того, транспорт большой вместимости в вечернее время (после 21:00 в Воронеже, после 22:00 в Ростове) — вообще редкость.

В Беларуси активно развивается велоинфраструктура. Минское велосипедное общество подробно пишет о принятии национальной велоконцепции Республики Беларусь; многократном росте числа пользователей велосипеда; длины велодорожек; успехе велопроката в Минске, Бресте и других городах РБ.

Это не полный список отличий российских миллионников от Минска. Можно добавить много других: стихийные пристройки, кричащие рекламные вывески, практика парковки прямо посреди тротуара, превышение скорости. Можно списывать эти отличия на разницу культур, но они также свидетельствуют и про работу соответствующих городских служб в Минске и других городах РБ.

Выводы

Несмотря на проблемное положение дел в сфере политических прав и свобод в Беларуси, инфраструктура её городов — и не только самых крупных — в неплохом состоянии. Бедность Беларуси природными ресурсами, социальный договор (в котором за недемократичность полагается хотя бы минимальная стабильность уровня жизни, а на идеологические спекуляции спрос крайне мал), меньшая выраженность коррупционной традиции на местах, обмен опытом с географически близкими городами Евросоюза — все эти факторы за десятилетия независимости привели к тому, что в городах РБ сложилась хоть и не идеальная, но всё же минимально адекватная, дружественная населению практика городского управления и обслуживания. Она во всяком случае подразумевает стремление к экономному расходованию ресурсов и значительное участие государства в обслуживании городской среды. Удалось бы сохранить эту практику при слиянии с другой страной, в которой есть 15 своих городов-миллионников и ещё 22 города с населением более 500 тысяч человек, а урбанистическая практика сильно отличается?

Нет никаких гарантий, что российские городские реалии не придут в Беларусь вместе с новыми законами, управленцами, застройщиками и даже просто большим количеством жителей из РФ либо же при переносе центра принятия решений из Минска в Москву. Сегодня города Беларуси не спутать с городами других стран. Часто эту особенность награждают такими эпитетами как «город с советской открытки», «законсервированный СССР», «машина времени». Однако этот городской ландшафт выражает и другое: в Беларуси в меньшей степени, чем в других постсоветских странах, сделали ставку на разрушение материального наследия и замену его новым, предпочтя минимальными средствами сохранять то, что есть и поддерживать в мало-мальски нормальном состоянии. Опыт показывает, что для весьма небогатой страны это не самое худшее решение. Мы должны осознавать, что принятие Беларусью чуждых доселе законов и практик другой страны сильно изменит и белорусские города — и ощущать эти перемены все мы будем каждый день.

Давайте дружить в соцсетях

Подписывайтесь на нашу рассылку

Давайте дружить в соцсетях

Подписывайтесь на нашу рассылку