Дмитрий Бибиков


Водно-зеленый диаметр Минска – это огромная и блестяще выполненная центральная часть всей водно-зеленой системы города. Предмет гордости и беспокойства для горожан. В силу значимости водно-зеленой системы для города и ее масштаба остальные парки Минска стоит рассматривать именно в ее контексте. Как бы то ни было, не все знакомы с концепцией водно-зеленой системы Минска. Ее уникальной чертой является чрезвычайно высокий уровень эстетики примененных ландшафтных решений, а также выдающееся качество материальной среды (на момент строительства). В том числе эта характеристика раскрывается в разнообразии «биотопов» водно-зеленой системы, в составе которой представлены как высоко урбанизированные отрезки, так и близкие природному состоянию, залесенные и заболоченные территории.

К сожалению, современный этап развития водно-зеленой системы Минска можно назвать в лучшем случае противоречивым в силу значительного сокращения ее территории и ведения застройки, фактического прерывания в нескольких местах в центре, а также нарушения эстетической гармонии беспорядочными компенсаторными посадками. О значении ВЗД для города, основных угрозах и возможностях развития пойдет речь в этой статье.

План водно-зеленой системы Минска.Источник – «Городское зеленое строительство». Горохов В. А. Москва, Стройиздат, 1991

Водно-зеленая система Минска, его эмблема и зеленый скелет, принадлежит к целому классу ландшафтных объектов, существующих по всему миру и называемых зелеными коридорами (greenway). Зеленые коридоры – это объекты, которые характеризуются пятью главными признаками: они преимущественно линейны, объединяют (а не разъединяют!) части города, выполняют различные функции на всем протяжении: служат не только для защиты природы, но и для рекреации; являются именно дополнением, а не замещением остальных типов рекреационных объектов (Greenways as planning strategy – Jack Ahern, Landscape and Urban Planning, 33-1995).

Водно-зеленая система Минска практически идеально соответствует такому описанию, и в дальнейшем мы можем использовать существующий массив исследований и примеры практической реализации зеленых коридоров для оценки ВЗД Минска, а главное – для формирования видения его будущего и конкретных мер по его сохранению и улучшению.

Основной причиной появления зеленых коридоров в крупных городах Европы и США в конце ХIХ – начале ХХ века была необходимость борьбы с фрагментацией и монотонностью городского ландшафта. Путем введения объединяющих элементов пытались также повысить связность между отдельными рекреационными территориями (Greenways in the USA: theory, trends and prospects – Jack Ahern).

Учитывая значительные темпы роста городов того периода, такие решения были заделом на будущее, по-настоящему проактивным подходом к городскому планированию.

Здесь прослеживается очевидная параллель с Минском, который с начала реализации проекта ВЗД вырос приблизительно на 1 миллион (!) жителей. Подобно концу ХIХ – началу ХХ века в Европе и США, вторая половина ХХ века в БССР была периодом стремительной урбанизации и индустриализации, что делало потребность в развитой системе озелененных территорий по-настоящему насущной.

Зеленые коридоры создавались в мире на протяжении нескольких основных волн: в конце ХIХ – начале ХХ века, середине ХХ века, а также с 1980 – 1990-х и до нашего времени, несколько отличаясь в целях и методах. Основными функциями зеленых коридоров на первом этапе являлись аэрация жилых районов (естественная вентиляция), разрежение застройки города, обрамление важных общественных зданий и площадей, а также обеспечение связи города с природой (The birth of theory of Urban Green Systems in Britain and Hungary. Correspondence between H. Mawson and Bela Rerich concerning Urban Design principles. – Luca Csepely-Knorr (2011)).

Требования к ним со временем менялись. Так, в 1960-е внимание уделялось экономическому воздействию зеленых коридоров на прилегающие районы и весь город, а в 1980-е – их экологической ценности, роли в поддержании биоразнообразия и, в широком смысле, в обеспечении устойчивого развития города.

На современном этапе развития концепции на первый план выходит социальная ценность, и зеленый коридор рассматривается как многослойный и многофункциональный объект.

Краткая история создания ВЗД Минска

История развития водно-зеленой системы Минска уже была освещена беларусскими медиа. Для сравнения с зарубежными аналогами в этой статье мы очертим только основные вехи, делая акцент на развитии в постсоветский период.

Водно-зеленая система Минска была задумана вскоре после завершения первого (сталинского) этапа послевоенного восстановления города. Население и промышленная мощь Минска в 1960-х – начале 1970-х гг. росло невиданными до этого времени темпами (Уникальность урбанизации в СССР: искусственное формирование системы расселения. – Марк Меерович (проект Байкал-45)). Строительство Вилейской водной системы, стабильно удовлетворяющей в первую очередь потребность промышленности Минска в воде, позволило подойти к вопросам обеспечения целого города доступом к ценному рекреационному ресурсу.

Первым этапом стала реализация именно ВЗД, к которому в дальнейшем планировалось присоединить Слепянское и Лошицкое водные полукольца (было реализовано только частично). В итоге основными целями создания водно-зеленой системы стали обводнение промышленности и аэрация самого города, к которым в дальнейшем была добавлена реализация рекреационного потенциала в центре Минска и периферийных спальных районах.

Весь проект предполагалось реализовать в несколько этапов, что, увы, не было завершено. Это особенно важно в связи с продолжением стремительного роста населения города в течение последних 30 лет.

Краткое описание динамики развития водно-зеленой системы Минска

Негативные аспекты

Период после обретения страной независимости был нелегким этапом развития для водно-зеленой системы Минска. Так, не были завершены Слепянское и Лошицкое полукольца, однако наибольшее отставание можно отметить в западной и юго-западной части города, в его т.н. «ржавом поясе» – промышленном секторе в районе Автозавода и Шабанов. Кроме того, одной из проблем развития ВЗД стало его прерывание и застройка, начавшиеся с начала 2000-х: комплекс «Кемпински» у Белгосцирка, здание Банка развития Беларуси (бывшей Белорусской калийной компании), ограничение проницаемости в районе парка «Дримлэнд», у РНПЦ «Мать и дитя», а также казино «Журавинка».

Стоит отметить, что даже сложившийся архетип общественно-культурного сооружения в парке (характерный для всего времени развития водно-зеленой системы) не является совершенно беспроблемным моментом, что видно на примере истории строительства Дворца cпорта, а в особенности его Малой арены. Сокращение территории ВЗД, дополняемое прерыванием ландшафта, наиболее заметно в северо-западной ветви ВЗД: в частности, речь о «поселках» Радужный и Веснянка, застройке комплекса Дворца Независимости, Футбольного манежа (особенно теннисных кортов возле него), МФК «Сокол», застройке небезызвестного комплекса в Дроздах. В перспективе это всё может быть дополнено новой застройкой, возведенной в связи с выносом птицефабрики им. Крупской.

Отдельной проблемой является особенно сильное разрушение первой волны сталинского благоустройства – им затронута в первую очередь центральная часть ВЗД в парке им. Купалы, хотя также значительно разрушение материальной среды паркового ансамбля в спальных районах, таких как Серебрянка или Зеленый Луг. Во многих местах отсутствует мощение дорожек, скамейки или иные места для сидения, проще говоря, разрушено вообще всё, что могло развалиться и сгнить со временем.

Участки водно-зеленой системы Минска, которые были застроены за последние десятилетия (Источник: Openstreetmap.org)

Нереализованные возможности

Некоторые возможности развития водно-зеленой системы были реализованы лишь частично. На значительном протяжении системы возможность активного использования (а временами и перемещения в принципе) была создана только с одной стороны. В частности, речь о восточной части системы в районе Дроздов, западной части на участке от пр. Независимости до ст. м. Первомайская и вдоль ул. Пулихова, возле комплекса общежитий по ул. Свердлова, вдоль ул. Маяковского.

Этот факт можно рассматривать как очевидный недостаток (особенно в связи с центральным расположением проблемного отрезка), с другой же стороны, это очевидный потенциал развития. Отсюда вытекает недостаточная реализация водно-зеленой системы как коридора мобильности – фактически, эта функция реализована только на самом ВЗД (велодорожка в Серебрянку и Веснянку), тогда как полукольца и новые парки лишены такого уровня связанности для велосипедиста и пешехода в городском масштабе.

Констатируя инерционный характер развития ландшафта водно-зеленой системы города, а также высокую степень разрушения материальной среды, мы видим очевидную проблему с моделью управления, развития и финансирования водно-зеленой системы.

Особенно выразительно это проявляется в спальных районах, где упущенный потенциал развития наиболее значителен. Наконец, до настоящего времени не решена задача соединения водно-зеленой системы Минска с рекреационными ресурсами, расположенными за кольцевой. В частности, речь идет о полноценном соединении пешеходных и велосипедных коммуникаций с Вилейской водной системой, а также вдоль русла Свислочи южнее Чижовки.

Упущенный потенциал водно-зеленой системы Минска водно-зеленой (Источник: Openstreetmap.org)

Положительные аспекты развития

К положительным аспектам развития водно-зеленой системы города можно отнести появление новых парков – им. Павлова, Уго Чавеса, Тиволи, небольшой парковой системы в Уручье-4, а также масштабной реконструкции Лошицкого парка https://realt.onliner.by/2011/09/12/loshica. Должны улучшить ситуацию запланированные на ближайшие годы работы в четырех минских парках – им. Павлова, Уго Чавеса, «Курасовщине» и парке культуры и отдыха имени 50-летия Великого Октября. Положительным примером стало также развитие центральной части ВЗД, в частности, парка Победы и парка Горького (с натяжкой), восстановление набережной в центре города и у Троицкого предместья.

Несмотря на их немалый суммарный масштаб, в городском измерении это всё же фрагментарные решения, мало соединенные как между собой, так и с ВЗД или водно-зеленой системой города в целом. С точки зрения планировочного ДНК города любопытным моментом является продолжение тренда на строительство крупных общественных и спортивных объектов на территории ВЗД (БЦ «Шантер Хилл» и «Ривьера Плаза», Дворец художественной гимнастики, Футбольный манеж, МФК «Сокол», Дворец Независимости, суд Центрального района и т.д.). Такая застройка является значительной проблемой, в том числе потому, что «ей не видно края»: при отсутствии четких принципов развития непонятно, в какой момент рядом с существующими зданиями уже нельзя будет ничего достроить.

Несомненно, одним из важнейших положительных моментов для водно-зеленой системы Минска и в особенности ВЗД за последние 3-5 лет был значительный рост узнаваемости и значения в глазах горожан.

Свидетельством этого является регулярное появление публикаций в городских медиа, создание обширной статьи на Википедии, оживленная реакция горожан на любую новость на данную тему. Это делает потенциальное ведение застройки (по крайней мере, в центральной части системы) гораздо более проблематичным, чем прежде. В свою очередь, это дает надежду на установление четкой границы, дальше которой застройка не будет вестись ни при каких обстоятельствах. Рост заинтересованности горожан водно-зеленой системой Минска также может поспособствовать созданию комплексной стратегии его развития, понятной горожанам и разделяемой ими.

Современный этап развития зеленых зон и водно-зеленой системы Минска показывает в лучшем случае смешанные результаты, что не уменьшает ее роли как выдающегося объекта градостроительства и ландшафтного дизайна. Тем важнее переломить негативные тренды развития (говоря прямо – перестать ее застраивать) и перейти к развитию продуктивному. Минск ХХI века должен не только сохранить наследие ХХ века, но и дать ему достойное развитие, особенно на западе и юго-востоке города, где в этом чувствуется самая большая потребность.

Актуальные тенденции развития зеленых коридоров

Анализ того, что происходит с зелеными коридорами в городах мира в течение последней четверти ХХ века (Fabos and Ahern 1995), позволяет представить водно-зеленую систему Минска в будущем.

Огромное число амбициозных и глубоко обоснованных проектов в этой области были реализованы за последние десятилетия или находятся в процессе планирования. Они представляют собой мировую библиотеку готовых решений, которые можно попытаться применить в минском контексте.

Для последней четверти ХХ и начала ХХI века характерны как новые причины и цели создания зеленых коридоров, так и новые принципы и инструменты их развития. Этот массив опыта можно использовать как для решения существующих проблем развития водно-зеленой системы Минска, так и для конструирования ее будущей идентичности. Ниже описаны основные, по мнению автора, концепции и проблемы, которые можно обнаружить в современных проектах создания и развития зеленых коридоров.

Глобализация, конкуренция городов, имиджевый аспект

Озеленение в целом и зеленые коридоры в частности играют очень заметную роль в брендировании городакак современного, экологичного и устойчивого (премия ЕС «Европейская зеленая столица»).

Парки – визитная карточка любого города, но для Минска это актуально в первую очередь: у нас, будем откровенны, есть мало чего по-настоящему впечатляющего и ничего, что могло бы сравниться с водно-зеленой системой и ВЗД как достижением международного масштаба.

Популяризация его как важной части образа города и как предмета нашей общей гордости (именно в качестве целостного объекта) позволила бы не только защитить территорию от застройки, но и найти большие средства для поддержания водно-зеленой системы в надлежащем состоянии и ее дальнейшего развития. Важно не уходить в гринвошинг и не забывать, что Минск – на самом деле совсем не зеленый город. Во многих местах с большой концентрацией людей (проспекты и т.д.) зелени немного и – по крайней мере, пока – у города нет планов по ее увеличению в связи с засолением улиц зимой. За похвалами развитию водно-зеленой системы важно не потерять проблему малой озелененности наиболее урбанизированных частей города.

Изменение климата и глобальное потепление

Активное развитие зеленых коридоров помогает ослабить воздействие двух особенно актуальных для Минска последствий изменения климата: проблемы теплового острова в центре города и проблемы прогнозируемого роста числа и мощи аномальных штормов и ливней. Воздействие первой из них ослабляется за счет потоков воздуха в прохладных зеленых коридорах, ведущих в центр города.

Достижение этой цели задает одно из ключевых направлений развития водно-зеленой системы Минска в будущем – ее «врастание в город», и особенно в части, испытывающие недостаток озеленения сегодня.

В контексте второй проблемы возрастает роль зеленых зон и приречных территорий в поглощении выпавших осадков (storm water retention). Зеленые коридоры используются именно как один из способов ослабления негативных эффектов роста в крупнейших городах. Водно-зеленая система Минска уже выполнила эту роль, поучаствовав в ослаблении негативных последствий от прироста населения города на миллион жителей во второй половине ХХ века. Логичным было бы продолжить ее развитие, чтобы покрыть негативные эффекты роста последних десятилетий и создать необходимый задел на будущее.

Ревитализация бывших и действующих промышленных территорий

Развитие водно-зеленой системы города может быть частью программы ревитализации как бывших, так и действующих промышленных территорий. Пример – реализованный в Бильбао (Испания) стратегический проект ревитализации прилегающих к реке Нервион промышленных территорий под названием Ria 2000 или постиндустриальные ландшафтные парки Дуйсбург-Север и Эмшер в Рурском угольном бассейне в Германии.

Целью таких проектов является повышение активности и привлекательности жизни в промышленных районах, ревитализация набережных и прилегающих к ним районов города.

В Минске такие приемы могут быть использованы в отношении поселка Тракторного завода, вдоль завода имени Октябрьской революции (ул. Октябрьская) и Станкостроительного завода (ул. Красноармейская) на Свислочи, а также в «ржавом поясе» заводов на юго-востоке города (район Тракторного и Автомобильного заводов, Ангарская и Шабаны). Ревитализация промышленных территорий повышает значение развития восточного, Слепянского, полукольца минской водно-зеленой системы. Разумеется, речь не может идти о развитии водно-зеленой системы как о единственном способе ревитализации – для этого требуются значительные инвестиции куда более широкого профиля. Однако вложения в существующие и новые рекреационные зоны как способ работы с заброшенным и покинутыми промышленными территориями – это новый для Минска подход.

Исправление ошибок развития городов ХХ века

Одной из самых характерных особенностей строительства зеленых коридоров в течение последних десятилетий было появление фантастически трудоемких и дорогостоящих проектов, созданных на месте построенных в ХХ веке автострад с их последующим удалением или переносом в тоннель (Madrid Rio, Мадрид, Испания и Big Dig, Бостон, США), перепроектированием (Seoullo 7017, Сеул, Южная Корея), открытием прежде укрытых в бетон рек (Cheonggyecheon, Сеул, Южная Корея).

Более доступным экономически типом таких линейных парков является их создание на основе коридоров неиспользуемых железнодорожных путей (еще один пример – Rails-to-Trails Conservancy). Пожалуй, реализация именно такого проекта наиболее возможна в Минске, с его сравнительно ограниченными финансовыми ресурсами, а также отсутствием по-настоящему провальных решений в прошлом вроде строительства скоростных магистралей Alaskan way в Сиэтле или Pier Freeway в Сан-Франциско (США). Однако появление чего-то отдаленно похожего возможно в Минске в случае полной реализации первого и второго транспортных колец, которые могут только усилить зависимость минчан от передвижения на автомобиле.

Хотелось бы заранее предложить в качестве будущего для прирельсовых территорий альтернативу скоростным магистралям – линейные парки с велодорожками.

Зеленые коридоры и городская мобильность

Современные зеленые коридоры принято рассматривать не только как места отдыха, но и как средство обеспечения связи центра города с его периферией при помощи сети зеленых пространств – линейных и узловых (Forman and Godron 1986, Harris and Gallagher 1989). Такую систему можно описать как сумму нескольких решений, «ожерелье», по аналогии с системой зеленых коридоров «Изумрудное ожерелье» в Бостоне (США).

Такое ожерелье состоит из «нитки» – его коммуникативной части – и бусин, которыми (в зависимости от части города, через которую она проходит) являются различные по характеру урбанизированные и зеленые участки. Таким образом, водно-зеленая система предоставляет каждому району что-то отвечающее потребностями его жителей (планировочная схема «patch and corridor»).

Повышение роли водно-зеленой системы как средства обеспечения легкой мобильности (пешеходы, велосипедисты) служит улучшению мобильности как в городе в целом, так и в качестве связующего звена между его отдельными частями.

В минском контексте для этого нужно как минимум обеспечить удобное передвижение вдоль обеих сторон системы и полную непрерывность на всем маршруте (пример – проблемный участок возле казино «Журавинка»). Также для подсоединения к водно-зеленой системе большего числа улиц необходимо, чтобы в ее составе были не только магистрали вроде полуколец, но и малые «ответвления», при помощи которых она бы врастала в ткань центра и жилых районов города.

Плейсмейкинг. Новые способы реализации

Речь идет не просто о безразличном «благоустройстве», универсальном и стандартизированном, а о более индивидуальном, вовлекающем местное сообщество подходе, что актуально как для спальных районов (где ВЗД – по сути, лучшее, что есть), так и для центра города. Центральная часть должна быть адаптирована под высокую антропогенную нагрузку и давать людям больше, чем тень летом и зеленый фон для прогулок: в нее важно внедрять разнообразные малые функции. Это могут быть в том числе достаточно экзотические проекты – такие, например, как речной бассейн в Берлине.

Зеленые коридоры переживают такой же сдвиг в характере их проектирования, как и все другие городские проекты: происходит поворот к людям, акцент делается не только на экологической или инженерной ценности, но и на том, что они дают местным сообществам и всему городу.

Так, возникает потребность в партисипативности, инклюзивности и междисциплинарности процесса проектирования и развития водно-зеленой системы Минска. Еще одним аспектом нового способа реализации и проектирования является его большая бизнес-ориентированность, а также активное использование пилотных проектов для поиска оптимальных решений: в широком смысле проектирование зеленых коридоров является частью стратегического подхода к планированию городов.

Что из этого следует

Огромное количество примеров-аналогов, которые можно проанализировать, позволяет сделать несколько основных выводов о потенциале развития водно-зеленой системы Минска. По сути, это не просто каталог решений, но и огромный список предостережений, что можно увидеть на примере проектов, созданных на месте автострад в центрах городов (за огромные деньги!).

Застроить зеленый коридор очень легко, а вернуть его территорию или восполнить его потерю для города – очень сложно и затратно.

Любая попытка это сделать обойдется в астрономические суммы, сам процесс реализации – в силу необходимости иметь дело с приватными игроками (выкуп, отчуждение участков, расчет компенсаций, снос застройки, санация участков и т.д.) – затянется на десятилетия. А полученный результат, скорее всего, будет умеренным.

В силу этого важно не только не застраивать существующие парки, но и сохранять резервы под их создание в будущем. Несмотря на замедление и даже временное (?) прекращение роста численности населения Минска, площадь застройки всё равно будет расти. В такой ситуации важно не допустить повторения проблемы с обеспечением озелененными территориями, сложившейся в новых жилых районах на северо-западе города.

Зеленые коридоры и озелененные территории могут быть не только объектом проектирования (и, как следствие, дырой в бюджете), но и инструментом городской политики, который помогает эти деньги экономить и даже зарабатывать, – например, в проектах комплексной ревитализации промышленных территорий.