С городами у меня получается как и с людьми. Я человек, с одной стороны очень верный, но с другой – ветреный и непостоянный. Если в своем сердце и в душе я могу держать кого-то практически вечно, в своих мыслях любить, скучать и даже вести диалог, то в реальной жизни мне не всегда необходимо непосредственное общение, я могу пропасть на год-два, а потом вернуться, но все это время не перестану думать и вспоминать, ощущать какую-то связь. Но мне иногда необходим этот перерыв, чтобы полноценно побыть сама с собой или с кем-то другим.

Города врывались в мою жизнь случайно и внезапно, но, наверное, потому, что я сама подсознательно стремилась к ним навстречу. Я родилась в Витебске, небольшом милом городе. Мои родители всегда старались путешествовать в меру своих возможностей и всегда брали меня с собой. Я, как и все дети, обожала это время в поезде с чаем из стаканов с фирменными железными подстаканниками, остановки в пути и как итог – другой город, совсем не такой как мой, совсем незнакомый и неизведанный и этим очень заманчивый.

И вот это ощущение, что в мире столько всего интересного, а я могу это пропустить, оно с детства, как мне кажется, гнало меня вперед. Возможно, в дальнейшем оно переросло уже в какое-то патологическое стремление к смене мест, или, как один раз мне сказали, я бегу от себя… Не знаю, но с тех пор я пожила в четырех городах, именно пожила, а не побывала. Где-то дольше (Минск, Санкт-Петербург) , где-то относительно не долго (Прага), где-то живу сейчас (Тель-Авив). С каждым городом у меня связано столько всего, что не передать словами. Ты прорастаешь как растение корнями, ты растение устойчивое к пересадке и легко адаптируешься, но все равно часть тебя остается в той земле , откуда тебя пересадили. Каждый из них я люблю по своему – Питер летом, а Тель-Авив зимой, Минск – за ЦУМ, ГУМ и Комаровку, а Прагу – за прекрасный берег Влтавы. В каждом из них я оставила что-то свое, за чем постоянно хочется вернуться, потратив любые деньги. Да, теперь я знаю, что такое тоска по родине, только родин у меня уже несколько. И, возможно, будут еще. Ведь иногда я обижаюсь на город, а может и просто устаю от него. И если в такой момент на меня обрушивается какая-то манящая приключением возможность, то я ей воспользуюсь обязательно.

На данный момент я живу в Тель-Авиве, наверное , самом сложном городе из всех. Здесь для меня сначала все было совсем чужое и не имело ничего общего с моим предыдущим опытом. Все казалось опасным, так как трудно поддавалось идентификации – абсолютно чужой язык с абсолютно непонятным алфавитом лишал меня возможности читать вывески, этикетки и любую информацию. Я покупала молоко, которое оказывалось йогуртом и не понимала, где указатели входа и выхода, как называется эта остановка и так далее, и самое главное – я не могла за себя постоять. А здесь восток, здесь нужно спорить и настаивать, иначе ты ничего не добьешься. Но проблема языка оказалась решаема, я перешагнула за черту своей зоны комфорта, но дальнейшей преградой стал восточный менталитет, который я изначально не могла принять никак. И сейчас я понимаю, что я никогда не примерю этот тип мышления на себя, но я смогла это принять в других людях. И именно Тель-Авив научил меня этой всеобъемлющей толерантности. Не важно во что ты одет, не важно как ты себя ведешь, с кем дружишь и так далее. Никого это не касается и не должно до тех пор, пока ты все это делаешь не в ущерб окружающим. И такой дух свободы в стиле хиппи , конечно очень привлекает.

И безусловно восхищает окружающая красота симбиоза природы и человека, которая особенно выгодно смотрится в ярком натуральном свете. И с каждым днем здесь я приобретаю все большую уверенность в том, что я могу многое преодолеть, мне уже не страшно многое, чего боялась раньше. За это все и многое другое я безмерно благодарна и люблю благодарна Тель-Авив, но я уже слышу это внутренне неспокойное чувство, которое, возможно через несколько лет забросит меня куда-нибудь еще.