Могилев-Гомель, Гомель-Могилев – два основных города моего детства и юности.

С чем ассоциируются эти города для людей, чьи судьбы не вплетены в их улицы, дома и жителей?

При упоминании о Могилеве на память может прийти услышанная в детстве красивая легенда о его происхождении – могилой льва называли курган в месте захоронения богатыря Машеки – благородного разбойника, защитника бедных и угнетённых. Вспомнится, что Могилев одним  из первых получил Магдебургское право и  в  16-ом веке считался  экономическим центром литовского государства (действующий герб города до сих пор хранит символ литовско-белорусской державы – Погоню), в годы Первой мировой войны в городе была ставка верховного главнокомандующего, российского императора Николая II , в годы Второй мировой войны на протяжении 23 дней город героически держал оборону (свидетелем этих героических событий был знаменитый советский писатель Константин Симонов, он рассказал о них в романе «Живые и мертвые»). В памяти людей всплывают  виды города расположенного на живописных берегах Днепра, образы  католического костела Святого Станислава, восстановленной Городской ратуши,  драматического театра, исторического музея Масленникова, художественного музея Белыницкого-Бирули, Дома Советов – копии минского Дома правительства, построенного по проекту выдающегося белорусского архитектора Иосифа Лангбарда.

Этот Могилев со страниц учебников и книг мне тоже знаком, но мой Могилев – он имеет только мне известные настроения, виды и характер!

1

2

3

Мне повезло, у меня была уникальная возможность ощутить все радости упоительного детства далеко от большого города. Дом у бабушки был в черте Могилева, но в частном секторе под экзотическим названием «Абиссиния».

Как известно, Абиссиния – это город в Африке. По иронии судьбы, я работаю переводчиком в отделении посольства Южно-Африканской Республики в Минске.

Как в эссе об абсурде А.Камю подчеркивает абсурдность бытия, чувство абсурда и его влияние на отношение к жизни, так и я подчеркиваю в своей жизни, что редкие явления не взаимосвязаны. Самые мельчайшие детали формируют нас, как законченный продукт, который либо непрерывно совершенствуется, либо выходит из строя  посредством самоубийства. Эссе об абсурде начинается с попытки понять причины, которые могут привести человека к решению добровольно уйти из жизни. В итоге Камю подходит к понятию чувства абсурда. Я совершенно согласна с тем утверждением, что это чувство, по мнению автора, возникает прежде всего на основе противоречия между человеком и окружающим его миром, либо, если выражаться словами Камю, «между актером и декорациями».

Мои «декорации» меня не всегда устраивали. Как и всем детям мне иногда было сложно понять взрослый мир.

Но одно место было священным. Абсолютно абсурдным. Но безгранично дорогим.

Мой город – моя история.  Могилев – это  история моего детства. Нет, не сам по себе город, а воспоминания, которые он оставил мне.

Бабушкин дом – это место, где я была безгранично, всепоглощающе счастлива. Я помню, как меня окутывало это чувство с первой минуты пребывания в Могилеве, как только я выходила из автобуса и вдыхала по-особенному вкусный его воздух. Для меня были упоительными звуки двора и дома –  открывающейся двери, скрип половиц, радио, с которым просыпались и засыпали, только изредка делая его то тише, то громче.

…Я помню, как сижу в большой комнате, работает телевизор, бабушка приносит что-то вкусное и все это в памяти густо залито ощущением тепла и солнечным светом из окон по периметру всей комнаты…

Рассуждая о сне и реальности на примерах повестей Ф.Кафка и А. Камю, я бы привела пример из своей жизни –

мне очень часто снится бабушкин дом,  то он пребывает в гармоничном спокойствии и лишь волнующие нотки памяти цепляют кончики нервной системы, то дом горит или на него падает самолет.

Иногда откуда-то почуется знакомый запах и воображение дорисовывает картину – возникает наша летняя веранда, окна с цветными мозаичными стеклами, круглый стол, бабушка тяжело, но уверено ходит по веранде в старом фартуке, и моя мама солнечная и невероятно красивая мама…Мы пьем чай «Пиквик»… и я ощущаю его тепло, вкус и аромат! Выходит, что тот смородиновый чай оставил след на всю мою жизнь!

И даже когда до мельчайших подробностей все представляешь, прорисовывая каждую деталь интерьера, до мест, в которых покоилась пыль, вдруг понимаешь, что здесь и сейчас лишь яркие щекочущие воспоминания, которым уже никогда не суждено стать реальностью.

В такие моменты я понимаю о какой чужеродности в окружающем мире писал Камю в своем эссе. Ведь в  моменты, когда накатывает такая ностальгия, очень грустно становится от того, что здесь и сейчас ты не вспомнишь по прошествие многих лет. А то безропотное спокойное счастье, круглый стол, укрытый цветной клеенкой будешь помнить всю оставшуюся жизнь.
История моей жизни началась в Могилеве, с бабушкиным домом неразрывно связано мое чумазое детство. Помню, как с друзьями мы облазили все углы, собирая сигаретные пачки, так как у какой-то табачной фабрики был розыгрыш и надо было собрать как можно больше эмблем…

Мои подруги детства, живущие по соседству, были уникальными, невероятно родными и очень любимыми. Тогда я ими гордилась и очень много о них рассказывала своим знакомым в Гомеле, приписывая им различные сверхъестественные способности.

Каждый раз, когда я приезжала, они меня встречали… Я отчетливо помню, красную кофту одной из них, мелькающую в окне. И даже сейчас мне кажется, что через пару минут хлопнет дверь и она войдет…

После детства, была неуклюжая юность, когда на высоких каблуках мы шли на дискотеку «в город», пробираясь через непроходимую весеннюю грязь на улицах.

Камю в своей работе обсуждает проблему интеллекта, разума и познания мира. По мнению автора познаваемость мира для человека заключается в сведении его к человеческим понятиям. Моя Абиссиния была островом, который я детально исследовал.

Но по мнению автора эссе об абсурде существует неизменное противоречие между тем, что человек, как ему кажется, знает и тем, что он знает на самом деле. Естественное, вещи, которые мне казалось я знаю, по прошествие многих лет, перевернулись с ног на голову. Вероятно, еще не раз перевернутся вокруг своей оси.

Могилев – это единственный город на земле, красоту которого сложно передать, так как для меня она не в городе, не в его общественно известной истории, а внутри меня. Вот уже больше десяти лет я туда приезжаю только на кладбище к могилам родных и подруги детства…

Въезжая в город, оглядываюсь вокруг, память рисует давнишние картины, а в сердце разливается щемящее сердце чувство…

Второй город моей жизни –  Гомель. Однажды увидев невероятной красоты дворцово-парковый комплекс на берегу реки Сож, вы уже никогда его не забудете! Более 200 лет парк и дворец Румянцевых-Паскевичей является главной достопримечательностью Гомеля. В этом городе на юге Беларуси много зелени, тепла и солнца.

Камю отмечает, что чувство абсурда возникает при рассмотрении не единичных фактов и впечатлений, а при сравнении положения вещей с определенного рода действительностью. Камю утверждает, что абсурд живет ни самом в человеке, ни в мире, а в их совместном присутствии. Абсурд  является той самой связующей нитью между ними. Так я чувствую наличие определенного абсурда в моей жизни в те годы, связанного с сильной привязанностью к одному городу.

Наверняка я недооцениваю значимость этого города в своей жизни, но я так любила жизнь в Могилеве, и так болезненно переживала расставание с ним, что возвращаясь в Гомель, переносила на него весь негатив ситуации, и он становился  невольным виновником моей болезненной разлуки со всем, что я так невероятно любила.

Надо сказать, что Гомель подарил мне знания, так как основным занятием там у меня была учеба в гимназии, затем в лицее. Я старалась прилежно учиться и хорошо себя вести, чтобы мне разрешили поехать в Могилев на каникулы и праздники.

Когда я была в одиннадцатом классе, бабушкин дом продали, так как бабуле стало тяжело жить одной, и она переехала к нам. С продажей дома закончилось мое детство и воспоминания о нем заняли на полках памяти самые сладкие места…

У большинства людей отрезок детства бесконечный, столько впечатлений и событий. Когда взрослые говорили, что с возрастом время имеет свойство бежать быстрее, мне казалось это абсурдным.

Теперь имею возможность согласиться… После того, как не стало бабушкиного дома, прошло больше десяти лет. Я закончила университет в Минске, пошла учиться на второе высшее. Работа, друзья, интересы теперь связаны с Минском, а с моей неразрывной парой Гомель-Могилев меня теперь связывают лишь воспоминания…

У Камю есть крайне интересное понятие – «абсурдный творец». Моего мнению такой творец преследует сразу две цели: с одной стороны, он отвергает, а с другой, прославляет. Как говорит Камю, творец “должен придать окраску пустоте”. При этом умение жить не менее важно для творца, чем умение творить. Если окончательный смысл всем произведениям творца придает его смерть, то самый яркий свет проливает на них его жизнь. Творить – значит придавать форму своей судьбе.

Я нахожу данную параллель очень яркой. Мы, точно как скульпторы, придаем форму своей жизни. У кого-то конечный продукт бесформенный, чей-то, наоборот, изящный. Несмотря на то, что обстоятельства вокруг нас не всегда такие, какими мы хотели бы их видеть, мы продолжаем лепить то, что хоть как-то нас устроит.

Пробужденное сознание по Камю показывает человеку абсурдность бытия и несправедливость человеческого удела, ровно как и непонятность. Это порождает бунт, целью которого является преображение. Словами Камю, мотив бунта «Человек – единственное существо, которое отказывается быть тем, что оно есть».

Если Могилев можно назвать моим биологическим родителем, то воспитал меня определенно Минск, город, который взрастил во мне любознательность, открыл безграничные горизонты познания, сформировал, как личность.

И сегодня прожив в Минске уже больше 10 лет, сложно сказать, какой город мне роднее. Оба города – Родина! Могилев – место рождения, моя детская колыбель! Минск — Родина  моей взрослости!

Вероятнее всего, название города произошло от реки Менка (Меня), которая была притоком Немиги.

Современный Минск выглядит молодо, хотя это один из самых древнейших городов Европы –  он старше Москвы, Варшавы, Вильнюса и Львова, Берлина и Стокгольма!

За всё время существования Минска он сгорал дотла 18 раз, и был вынужден отстраиваться заново, совершенно меняя свой внешний вид и даже расположение. Современный Минск имеет уникальную планировку центральных улиц, что отражено в ряде зарубежных учебников по архитектуре.

Минск успел даже побывать джазовой столицей СССР с 1936 по 1946 год благодаря Эдди Рознеру, который сбежал сюда после проявления отношения Гитлера к евреям. Однако, в 1946 году джаз запретили, а Рознера отправили в ГУЛАГ на 10 лет.

Воспользуюсь возможностью рассказать о Минске то, что нахожу в нем уникальным и знаковым лично для меня.

Например, Костел святого Роха – один из старейших костелов Минска (упоминается уже в14 век), пережил два пожара, был отстроен из камня после того, как по легенде, местному ксендзу приснился сон, будто давно забытая статуя святого Роха, сможет избавить людей от холеры.

…Статую отыскали и, как это ни удивительно, но некоторое время спустя эпидемию холеры действительно удалось остановить…

4

5

Люблю Яркий Красный дворик, спрятавшийся за кованой решеткой на одной из центральных улиц Минска. Этот дворик очень атмосферный и необычайно тихий.

6

8

7
фото studio67.by

В летние месяцы тут часто устраиваются импровизированные концерты, выставки молодых художников, а также арт-хаусные кинопоказы.

«Никогда не возвращайся в город детства  и никогда не встречайся с первой любовью» – так считала известная певица и актриса Далида. И я с ней согласна.

Возвращаться надо к людям! Вещи, дома, города, лишенные родных и любимых, несут нам воспоминания, пронизанные грустью и  болью.

Какой город  считать городом моей жизни? Городом моей жизни можно считать любой город, где я смеялась и плакала, побеждала и терпела неудачу, влюблялась и расставалась, узнавала новое и разочаровывалась в старом. И я благодарна каждому  из этих городов за оставленные мне на память улыбки, слезинки и даже морщинки…

Если мир поддается объяснению, даже и не слишком убедительному, он понятен и приемлем для человека. Но как только человек осознает всю иллюзорность этого объяснения, он начинает ощущать себя чужим во вселенной. Перед человеком встает вопрос: стоит ли жизнь того, чтобы быть прожитой. Так считал Камю.

Осознание иллюзорности абсолютно всего и некой своей ничтожности, беспомощности не всегда окрыляет и дарит надежду. Однако, я верю, что смогу оставаться тем самыми абсурдным творцом своего жизненного пути. В конце которого я обязательно отвечу на вопрос стоила ли моя жизнь быть прожитой.