Дмитрий Бибиков


Ограничение скорости — сколько можно строить ТЦ — диалог? — озеленение — осенние ярмарки

Доброй пятницы, урбанисты и урбанистки!

Главной «новостью» последнего времени стал просочившийся в телеграм слух о двух крайне важных изменениях в городской среде. Судя по всему, на улицах Беларуси будет введено ступенчатое ограничение скорости в 30, 50 и 70 км/ч соответственно. Более того, велосипедисты будут допущены на проезжую часть на улицах с ограничением скорости в 30 и 50 км/ч, где это будет организовано аналогично ул. Хоружей в Минске с ее выделенной велополосой. Если этот слух правдив, то мы станем свидетелями, пожалуй, одного из главных прорывов в сфере за последнее десятилетие, и очень важно, чтобы неизбежные сложности внедрения этого плана не оттолкнули власти. Ограничение в 70 км/ч может резать глаз, но если речь об «улицах» вроде недавно открытой Южной магистрали или же первого транспортного кольца, то никакой проблемы тут нет. Если такое ограничение будет применено к улицам типа Притыцкого или проспекта Дзержинского, то все очень плохо. Такие гибриды улицы и трассы не имеют права на существование в современном городе даже с минимальными амбициями, а «оздоровить» их нелегко. Хочется скрестить пальцы на удачу, а пока же можно почитать об эксперименте журналистов TUT.BY, которые сравнили езду по городу на скорости 50 и 60 км/ч.

Сколько можно строить торговые центры?

Строительство новых ТЦ регулярно вызывает раздражение публики в комментариях, где раз за разом задаются вопросом: «не пора ли построить что-то для людей?!». Так, открывается титанический по масштабам новый ТЦ, еще один гигант будет готов летом следующего года, а другой бедовый недостроенный мега-ТЦ снова не удается продать. Одновременно, в Минске могут появиться еще 22 ТЦ разных масштабов, несмотря на весьма низкую заполняемость уже существующих.

С одной стороны, если вы в классическом смысле верите в капиталистическую экономику, то строить ТЦ можно столько, сколько будут находится инвесторы, считающие, что есть шанс найти для них покупателей. С позиции современной экологии сложно не опознать в пустующих площадях явный излишек предложения, признак так называемого «фиаско рынка». В такой ситуации ресурсы расходуются неэффективным образом, то есть неэкологично, не говоря уже об издержках упущенной выгоды: в сложившейся застройке ТЦ скорее всего не только займет место чего-то другого, но и вытеснит заметное число местного ритейла по соседству. Можно вспомнить способ регулирования системы городских такси, когда для работы в них выдается ограниченное количество специальных медальонов. Цель такого подхода — создание условий для эффективного использования ресурсов (читай: достойного заработка) всех участников. Впрочем, за некоторое время до прихода Убера этот «рынок» был финансиализирован (то есть медальоны стали продаваться на бирже и выросли в цене до миллиона долларов), что привело таксопарки и отдельных таксистов к огромным долгам, которые после появления Убера они, скорее всего, не смогут погасить. Это, кстати, демонстрирует, что одной из главных инноваций Убера и подобных сервисов является как раз сложность их регулирования в условиях, когда они оказывают услуги мало отличимые от тех, которые раньше хорошо контролировались.

Существует несколько способов отрегулировать сложившуюся с ТЦ ситуацию. В частности, налог на пустующую недвижимость мог бы побудить владельцев условного ТЦ «Столица» искать нанимателей для своих помещений за пределами привычной группы арендаторов, то есть проявлять большую гибкость в ценах и расширять спектр своих услуг (например, сдавать помещения не только магазинам, но и ремесленникам, и/или под офисы). По аналогичному сценарию уже трансформируются пустующие промзоны, и на этот пример могли бы обратить внимание (и кое-где обращают) владельцы торговых пространств. Ждем новый культурный центр «Корпус» внутри ТЦ «Столица»?

С другой стороны, проблемой является не только низкая заполняемость многих ТЦ в Минске, но и сама их концепция. Не стоит забывать, что торговые центры были задуманы, как центры сообществ в пустынной и гомогенной низкоплотной субурбии, а теперь их строят даже в центрах городов! Глухие фасады этих зданий занимают целые километры, что сравнимо только с километрами парковок перед ними. В 90-е годы в Нидерландах, с их сильной и успешной планировочной системой, попытались на уровне городского планирования и выдачи разрешений на строительство увязать между собой характер строящихся объектов ритейла и транспортную обеспеченность локации. Проще говоря, застройщиков побуждали учитывать долговременные последствия их бизнес-решений для ландшафта города и транспортных предпочтений его жителей. Система называлась A-B-C, поскольку этими буквами обозначались разные типы локаций в зависимости от уровня и характера транспортной обеспеченности. Надо уточнить, что внедрение этой системы хотя и дало свои результаты, вызвало много нареканий со стороны местных властей и застройщиков. В данный момент система значительно трансформирована, в том числе для большей гибкости решений. Впрочем, не стоит идеализировать возможности любой, в том числе и нидерландской, планировочной системы. Так, за отрезок с 2000 года именно в Нидерландах города «расползлись» больше всех в Европе!

Есть еще несколько моментов, которые обещают торговым центрам сложное будущее, а всем нам — больше новостей о том, как они пустуют, либо не могут быть достроены. Так, их экономическая модель все больше ослабляется приходом онлайн-торговли, одновременно с этим сами центры городов становятся малоотличимы от торгового центра под открытым небом. Этот последний тренд воспринимается как настолько разрушительный для городской ткани, что во многих крупных городах буквально предлагают запретить сетевые заведения и законодательно охранять функциональную формулу района. Особенно далеко в этом направлении пошел Берлин, где на уровне сената принято решение охранять специфичный для этого города микс доступного жилья, уличной торговли и малого производства (berliner mischung), причем особый упор делается на сохранении рабочих мест в производстве в пределах города.

Диалог?

Растёт робкая надежда, что в Минске начинается некий диалог между горожанами и администрацией. Так, петиция о создании мест для хранения велосипедов во дворах города, получила практически моментальный ответ от комитета «Минскгоримущество»: минчанам предлагают хранить велосипеды в неиспользуемых подвалах. Звучит это, конечно, несколько сомнительно, но если речь идет о хорошо доступных цокольных помещениях и сезонном (а не повседневном!) хранении велосипедов, то все не так плохо. Опять же, главное слово тут «диалог»: не начав общаться, нельзя договориться. Как раз в этом направлении и работает Минское велосипедное общество, что они еще раз продемонстрировали на недавнем форуме «ПраРовар» в Гомеле.

Озеленение города

После многих лет жалоб на постоянные вырубки деревьев в ключевых местах города и практически формального отказа озеленять главные улицы города, в этой сфере недавно начались перемены, которые несколько обнадеживают. Так, весной этого года на нескольких главных улицах города высадили деревья, а сейчас объявлено о планах озеленения МКАД. Более того, за темпами озеленения столицы можно следить онлайн! Откровенно говоря, обе первые новости выглядят довольно скромно в плане ожидаемых результатов, но хотя бы направление задано верно. Для сравнения, в Варшаве в ближайшее время планируют высадить миллион деревьев, которые будут высажены в центральных местах города, решение о чем будет приниматься совместно с жителями. В целом Минску срочно нужно больше деревьев и вообще зелени, особенно на тех улицах города, где горожане находятся днем.

Осенние ярмарки

Заканчивается осень и проходят последние сельскохозяйственные ярмарки, как в районах города, так и в его центре. Возможно, у части горожан эти мероприятия имеют не лучшую славу, как и средоточие рыночной жизни Минска, Комаровский рынок. Однако, если откинуть грустные воспоминания из времен дефицита, рынки и ярмарки — одна из самых крутых вещей в городе, способная доставить много радости и горожанам и туристам. Хорошие примеры серьезного отношения к рынкам как общественным пространствам можно увидеть в Барселоне или Роттердаме.