В воскресение я пришла во двор одной из первых и начала разговаривать с детьми. Я спросила у них: «Дети, вот там мы думаем сделать тихую зону для отдыха взрослых, но вы же все равно будете бегать и шуметь во всем дворе?» И конечно же в один голос они мне ответили: «Дааааааа!!!»

И тут я поняла, что то функциональное зонирование, которому нас учат в университете, дают нам как мощное оружие для проектирования, совсем не работает в общественных зонах. Это как будто тебе дают автомат и говорят, что им ты будешь стрелять в десяточку, а он стреляет с отклонением от цели на 30 градусов.

Функциональное зонирование небесполезно. Оно необходимо там, где есть определенная технология, где все предсказуемо. А люди, дети они не машины, их нельзя заставить играть только тут или там. Да и вообще, это скучно, когда все сидят по своим территориям. Вот и выходит, что функциональное зонирование очень относительно в общественных зонах. И гораздо лучше, когда эти зоны перемешаны между собой, нежели просто граничат и не конактируют.

Жители во дворе просят нас обязательно включить в проект теннисный стол. Как говорят они сами: «Кто-то будет играть, а кто-то будет и наблюдать.». А ведь играть и наблюдать может каждый: и взрослый, и ребенок. И здесь я хочу ввести понятие «право выбора». На мой взгляд архитектор не обязан своим проектом диктовать конкретное использование территории и малых архитектурных объектов, и стоит сказать, что архитекторы не всегда угадывают то, что нужно людям.

Лучше дать людям возможность самим решить, как именно использовать окружающее их пространство. Например, вот этот замечательный фонтан.

null

Почему на фонтан нужно только смотреть? Можно найти огромное количество способов, играть с ним.

null

И почему играть могут только взрослые?

null

null

Или вот еще один замечательный пример. Как бы архитекторы не приближались к нуждам людей, пользователь все равно сделает еще удобнее для себя. В магазин все же удобнее ходить по протоптанной дорожке.

null

null

Еще один пример. Мы все знаем, что дети любят всякие странные замки, просто стенки, где можно прятаться. И как же они были рады иметь такое. Вот один из таких примеров. Уверена, что тот, кто это делал, так и думал.
Еще добавим сюда лесенок, чтобы было, где лазить, и все будет вообще замечательно. А вот и не работает! Сколько ни хожу мимо, не вижу там играющих детей. Как-то подозрительно они обходят это место.

null

А вот этот лес турников очень даже привлекает детей, хотя с первого взгляда здесь нет ничего особенного.

null

Когда я их увидела, сразу подумала, что уж сюда-то точно никто не приходит играть, а ведь ошибалась. Как-то раз шла домой и услышала, как девочка просила маму: «Мамочка, ну давай еще пять минут на этой змейке!»

null

Дети, вообще, очень любят залезать на что-то, карабкаться.

null

В самом начале я говорила о том, что дети слишком изобретательны, чтобы не найти себе место играть. Так вот эти замечательные выбивалки не раз становились футбольными воротами.

null

null

Почему бы тогда сразу не делать выбивалки такими, чтобы можно было и детям играть и выбивать ковры? Ах, да! Хозяйственная зона не может быть зоной для игры. Расскажите об этом детям!

Или вот такая скамейка оставляет огромное количество вариантов того, как ее использовать.

null

Но что же делать тогда? Как проектировать, чтобы угадывать все нужды людей? Как правильно всех вместе перемешать?

На мой взгляд ответ лежит на поверхности. Во-первых, необходимо наблюдать. Как правило, люди уже нашли все те подходящие и отшлифованные места для них. А если их нет, через непосредственное наблюдение можно увидеть потребность в них. То же наблюдение всегда позволяет понять пешеходные пути. Они, конечно, не будут выглядеть на плане бабочкой или цветком, зато люди будут благодарны именно за эту мощеную дорожку. По сути, это все вытекает из проектирования с участием потребителя.

Мы никогда не можем на 100% угадать, как будет использоваться тот или иной объект, поэтому я предлагаю проектировать не так жестко и фиксировано. Например, мы создаем место с лавочками для отдыха. Можно дать людям право выбора, как их расставить. Не вкапывать их так, чтобы уже совсем поменять нельзя было. Уверена, что через некоторое время их расположение придет к одному постоянному более удобному для всех. Я бы назвала это методом «инъекции и адаптации». Это значит внедрять какой-либо элемент в среду и смотреть, как люди взаимодействуют с ним, работает ли он, как было задумано, может быть хуже, а может, наоборот, еще лучше или совсем иначе. Если что-то не идет как надо, то можно доработать. Я думаю, что пользователи всегда подскажут. А главное уметь признать свою ошибку относительно проектного решения и исправить ее.

На мой взгляд, в нашем дворе мы можем попробовать внедрить этот самый метод «инъекции и адаптации», так как сам проект всего благоустройства двора долгоиграющий, а нам необходимо уже сейчас что-то менять вместе с жителями. Вот мы и можем менять по чуть-чуть вместе с ними.

Давайте дружить в соцсетях

Подписывайтесь на нашу рассылку

Давайте дружить в соцсетях

Подписывайтесь на нашу рассылку

Минск стал лучше на 1625 кнопочки. Спасибо!